Угольное дело. Что ждет Медведчука и Порошенко

Порошенко та Медведчук. Спільники? (розслідування)Одной из центральных политических тем как минимум в начале следующего, 2022 года, наверняка станет «угольное дело», подозрение по которому объявили Петру Порошенко. О том, какие аргументы приводит следствие, как они соотносятся с ранее обнародованными данными различных «прослушек», какую роль в процессе играет Виктор Медведчук.

И что об этом говорят адвокаты и соратники Порошенко, а также власть – излагается в материале «РБК-Украина».

Нынешнее уголовное производство против Порошенко – далеко не первое. Всего, как говорят в «Европейской солидарности», с 2019 года лидер партии фигурировал более чем в сотне различных дел.

Впрочем, до суда добралось только одно из них – о незаконном назначении первого замглавы Службы внешней разведки Сергея Семочко. В этом деле летом 2020 года Порошенко даже хотели избрать меру пресечения, но суд отклонил такое ходатайство, и с тех пор об этом процессе мало что слышно.

Впрочем, «угольное дело» во многом стоит особняком от других. Во-первых, в нем фигурирует другой политический деятель, один из лидеров «Оппозиционной платформы – За життя» Виктор Медведчук. А также представители верхов российской власти и подконтрольные им марионетки в т.н. «ЛДНР».

Во-вторых, статьи, по которым Порошенко 20 декабря предъявили подозрение, действительно очень громкие: государственная измена и содействие деятельности террористических организаций.

Влиятельный «посредник»

Фабула дела касается событий еще 2014-15 годов, одним из главных действующих лиц которых стал Виктор Медведчук. После победы Революции достоинства казалось, что некогда всесильный глава Администрации президента Леонида Кучмы окончательно сошел с украинской политической сцены.

Но с началом российской агрессии против Украины Медведчук вернулся. Главным образом – в качестве переговорщика по освобождению украинских пленных, незаконно удерживаемых на оккупированных территориях. Несколько лет публичный статус Медведчука сводился только к этому, он лично присутствовал на крупных обменах.

В тему — Как новое подозрение Медведчуку зацепит Порошенко

Именно его ролью посредника тогдашняя украинская власть и объясняла особые привилегии, которым пользовался кум Путина, не скрывающий своих симпатий к России – например, Медведчук имел эксклюзивное право на прямые перелеты в РФ. Формально все это время он имел скромный статус участника одной из подгрупп Минской ТКГ.

Но с 2018 года Медведчук уже «официально» вернулся в украинскую политику, войдя в состав партии «За життя». Стоит напомнить, что после победы Евромайдана юго-восточный украинский электорат был деморализован, а ориентировавшиеся на него политики на президентских и парламентских выборах 2014 года показали весьма скромные результаты. Но приближение нового избирательного цикла-2019 стимулировало активные маневры на этом политическом фланге.

Угольное дело. В чем обвиняют Порошенко, и причем здесь Медведчук

загрузка...

Активное участие в них принимал и Медведчук, попытавшийся объединить свою партию «За життя» с «Оппозиционным блоком». В результате, последний раскололся примерно пополам, зато возникла та самая ОПЗЖ, которая быстро закрепилась как ключевой игрок на пророссийском электоральном поле и сохраняет свои позиции до сих пор.

Помимо привычной для любой оппозиции критики социально-экономической политики властей, ОПЗЖ стала активно продвигать свое видение геополитического курса Украины и решения ситуации на Донбассе. Временами точь-в-точь совпадающее с позицией Кремля.

К примеру, отказ от евроатлантической интеграции Украины, прямые переговоры с боевиками «в четырехугольнике Киев-Донецк-Луганск-Москва», предоставление Донбассу автономного статуса с его закреплением в Конституции и т.д. Представители ОПЗЖ регулярно появлялись с такими месседжами в эфире российских пропагандистских телеканалов.

Но главной трибуной для них, безусловно, стали каналы украинские, которые параллельно с вхождением Медведчука в публичную политику начало покупать его близкое окружение. Образованный из трех информканалов медиахолдинг стал достаточно заметным на информационной карте Украины, продвигая соответствующую повестку.

Дали угля

Покупка и содержание информационных каналов, заведомо убыточных, сразу вызвали ряд логичных вопросов. Прежде всего, об источниках их финансирования. И о том, почему вся активность Медведчука, его соратников и окружения не вызывает особого интереса у силовых структур – столь явственно противореча доминирующей тогда государственной повестке.

Ответы опять-таки стоит искать в событиях первых лет после начала российской агрессии против Украины. Главным источником информации стали многочисленные журналистские расследования, из которых стало ясно: задолго до 2018 года и создания ОПЗЖ Медведчук занимался далеко не только вопросом обмена пленными.

К примеру, из обнародованных Bihus.info в конце этой весны «пленок Медведчука», в частности, стало известно, каким образом под его контролем оказалась украинская часть нефтепродуктопровода «Самара – Западное направление», впоследствии обеспечивавшего до 40% украинского рынка дизтоплива.

В тему — История отношений Порошенко и Медведчука — это история об изнасиловании Украины

Доставшаяся в наследство от СССР труба решениями судов почти окончательно была национализирована в начале 2015 года. Но, согласно обнародованным записям, ею активно заинтересовался Медведчук.

В перехваченных разговорах с россиянами он подробно обсуждал схему, по которой нефтепродуктопровод сначала окажется в их руках, а потом перейдет к людям из его окружения. На практике это случилось весной 2016-го, когда по трубе начались эксклюзивные поставки топлива от «Роснефти». Оно потом продавалось на украинских заправках, судя по всему, также связанных с Медведчуком.

Примечательно, что Медведчук регулярно обещал своим российским собеседникам некое содействие в реализации всего этого плана со стороны «нашего главного» – как можно допустить, Петра Порошенко.

Журналисты также указали на возможный интерес экс-президента в истории с трубой: она должна была стать своего рода «компенсацией» за незаконно конфискованный оккупационной властью Севастопольский морской завод, принадлежавший Порошенко. Сам бывший президент какую-либо причастность к истории с трубой категорически отрицает.

Другой эпизод связан с рынком сжиженного газа. В 2016 году свои позиции здесь также резко усилили компании-импортеры, которые СМИ опять-таки записывают в орбиту Медведчука. А в качестве продавца выступила та же «Роснефть». Но перед их заходом на рынок неожиданные проблемы начались у полутора десятка других импортеров, уже работавших в Украине. Причем начались они с подачи СБУ, входящей в президентскую вертикаль управления страной.

Еще одна история, которая судя по всему, и станет самой громкой, тоже связана с энергетическим рынком – а именно с закупками угля с неподконтрольной территории Донбасса в 2014-15 годах. В отличие от предыдущих случаев, здесь уже объявлены подозрения: Медведчуку, экс-министру энергетики в те годы Владимиру Демчишину и бизнесмену Сергею Кузяре.

А 20 декабря свое подозрение получил и Петр Порошенко, по версии следствия, вступивший с Медведчуком, Демчишиним, Кузярой «и другими неустановленными на данный момент лицами» в преступный сговор, сутью которого являлась госизмена и оказание помощи боевикам.

Согласно полному тексту подозрения пятому президенту Украины, обнародованному в СМИ, изначальная инициатива исходила от высшего военно-политического руководства РФ, пытавшегося оказать помощь т.н. «ЛДНР» и, напротив, еще больше ослабить Украину.

Главным инструментом было выбрано давление на энергетическую отрасль Украины, которая к осени 2014 года уже оказалась в очень тяжелом положении. На оккупированных россиянами территориях Донбасса оказались фактически все шахты, добывающие антрацитовый уголь, на котором работала добрая половина тепловой электрогенерации Украины. Страна столкнулась с резким дефицитом электроэнергии, начались веерные отключения. С наступлением зимы ситуация могла ухудшиться еще больше.

Как следует из документа, тогдашнее правительство еще с августа 2014 года озаботилось решением проблемы и нашло его – в закупках угля в ЮАР, в октябре и ноябре его первые партии прибыли в Украину.

Срыв этих поставок и стал первым элементом инкриминируемой фигурантам преступной схемы. Самих фигурантов уже стало несколько: сперва россияне обратились к Виктору Медведчуку, рассчитывая на его политические связи и публичный вес. А потом уже Медведчук, по версии прокуратуры, СБУ и Госбюро расследований, привлек к делу Петра Порошенко, который в силу тогдашней должности обладал обширной властью и полномочиями.

Угольное дело. В чем обвиняют Порошенко, и причем здесь Медведчук

Предписываемые экс-президенту мотивы – «удовлетворение собственных политических интересов, недопущение падения политических рейтингов и уровня доверия в результате возможного дальнейшего обострения отношений со страной агрессором – РФ, с учетом оснований внеочередных выборов президента Украины».

Чтобы реализовать эти мотивы, Порошенко, как указано в подозрении, якобы вступил с Медведчуком в преступный сговор, первым этапом которого стал умышленный срыв поставок из ЮАР. Для этого экс-президент созвал заседание СНБО, на котором усомнился в качестве южноафриканского угля, призвал разорвать контракты на его поставку компании «Центрэнерго», поручив правоохранителям расследовать эту историю. Из-за этого южноафриканская компания-поставщик в одностороннем порядке решила разорвать контракт.

Но оставался еще один, хоть к тому времени и крайне ненадежный источник дефицитного антрацита – Россия. Поэтому, по версии следствия, начался второй этап плана – полное прекращение поставок угля из РФ, случившееся в конце ноября 2014-го. На «пленках Медведчука» об этом эпизоде есть отдельное упоминание. Министр энергетики РФ Александр Новак подтверждает ему, что поставки угля из России прекратятся, на что похожий на Медведчука голос говорит: «Правильно. Это моя позиция изначально была».

Таким образом, Украину поставили в безвыходную ситуацию: либо покупать топливо в ОРДЛО, либо допустить энергетическую катастрофу. Настал черед третьего этапа плана – непосредственной организации закупок.

Параллельно фигурантам дела – Порошенко, Медведчуку, бизнесмену Кузяре – в координации между собой, с россиянами и боевиками, по версии следствия, приходилось решать много организационных и кадровых вопросов. Например, убирать с должностей тех людей, которые якобы мешали осуществлению их планов, как на подконтрольной территории, так и в ОРДЛО.

Стоит отметить, что после досрочных парламентских выборов-2014 состоялось переформатирование Кабмина, происходившее как раз в разгар событий «угольного кризиса». Тогда квота главы Минэнерго в новой коалиции перешла к «Блоку Петра Порошенко», вместо Юрия Продана кресло занял Владимир Демчишин, активно включившийся во все процессы.

Согласно еще одной порции «пленок Медведчука», на этот раз обнародованной не журналистами, а СБУ, тот так комментировал эти события в разговоре с российским вице-премьером Дмитрием Козаком: «Я встречался с нашим главным. По углю все нормально воспринято. Он говорит, сейчас будет новое правительство… И мы все порешаем».

Вскоре определились и две компании, от имени которых и должны были идти поставки из ОРДЛО: «Луганскуголь» и «Шахта им. К.И. Киселева». Их перерегистрировали на подконтрольной территории, оформили счета, заключили соответветствующие контракты. Начался последний этап – непосредственная закупка угля и расчеты за него.

Отправлять уголь боевики начали только после получения предоплаты в размере 30 миллионов гривен, причем наличными деньгами. «Надо туда (в ОРДЛО, – ред.) наличку завезти. Потому что у них нет налички вообще, а карточками негде рассчитываться, потому что ни один банк не работает», – говорит на «пленках Медведчука» тогдашний «куратор Украины» в кремлевской администрации Владислав Сурков.

Контракты были заключены на общую сумму в 3,2 млрд грн., по которым фактически, на протяжении 2015-го, «Центрэнерго» выплатило более 200 миллионов.

Политическая защита

Публично эту историю Петр Порошенко прокомментировал еще на своей итоговой пресс-конференции 29 декабря 2014 года. «Мы действительно будем покупать у государственных предприятий, в том числе, которые добывают уголь на временно оккупированной территории, с контролем того, что эти деньги используются исключительно на заработную плату шахтерам», – заявил тогда глава государства.

Примечательно, что по данным следствия, ровно в тот же день со своей должности был отстранен руководитель «Луганскуголь», который направил основную часть полученного аванса на выплату зарплат сотрудникам.

Как отметил в разговоре с РБК-Украина адвокат Порошенко Игорь Головань, сам факт того, что несколько лет назад уголь закупался в ОРДЛО, давным-давно известен. «Разве кто-то отрицал, что уголь с госшахт закупался на территориях, которые на тот момент были уже оккупированы?! Это все было абсолютно законно, и все об этом знали. Конечно, президент не имел непосредственного отношения к закупкам угля, это не его функция, но тогда уголь был крайне необходим для спасения страны», – сказал изданию Головань.

В целом текст подозрения адвокат считает абсолютно ничтожным с юридической точки зрения и бездоказательным, связывая его появление, в частности, со свежими рейтингами. «Для них главное – избавиться от политического оппонента, но до независимого и справедливого суда это дело не дойдет. Я мало говорю юридических вещей, потому что в этом деле нет юриспруденции в принципе», – подчеркнул Головань.

Сейчас он подал 18 ходатайств по этому делу. В частности, о вызове в качестве свидетелей президента Владимира Зеленского и ряда депутатов из «Слуги народа», поскольку те заявляли, что им известно о фактах правонарушений со стороны Порошенко. А также об истребовании устава ООН, который упоминается в тексте подозрения.

Угольное дело. В чем обвиняют Порошенко, и причем здесь Медведчук

Судя по всему, общая линия защиты, особенно если дело дойдет до судебных слушаний, будет выстраиваться (по крайней мере, частично) не на юридических, а на политических аргументах – вроде обвинений в репрессиях, преследовании конкурентов, попытках отстранить их от выборов и т.д. Подобные примеры новейшая политическая история Украины уже знала.

Головань допускает, что скорее всего, Порошенко попытаются арестовать. О том, что прокуратура будет требовать ареста экс-президента с залогом в один миллиард гривен, ранее сообщали источники издания. Впрочем, по состоянию на обед 29 декабря в Печерском суде такое ходатайство не получили.

Очевидно, новый виток этой истории начнется уже после анонсированного на первую половину января возвращения Порошенко в Украину. И в любом случае, политики в этом деле будет очень много.

По мнению советника главы Офиса президента Михаила Подоляка, о конкретных последствиях «угольного дела» в целом пока что говорить рано, так как оно находится в активной фазе. «Общественно важно то, что украинцы наконец-то видят теневые связи между Порошенко и его давним партнёром Виктором Медведчуком. Для команды власти в этой ситуации важна только справедливость – чтобы все лица, которые облегчали оккупантам выполнение их задач против Украины, понесли за это ответственность», – сказал Подоляк.

В то же время, по словам нардепа от партии «Евросолидарность» (ПЕС) Виктории Сюмар, эта история лишь поможет Порошенко в электоральном смысле. «Это цементирует Порошенко как лидера оппозиции, ключевого противника действующей власти, это очень мобилизирует сторонников, может привлечь какую-то часть разочарованных избирателей», – сказала изданию Сюмар.

А вот в обратную сторону, на повышение рейтинга Зеленского, за счет выполнения лозунга 2019 года про «Будем сажать», по ее мнению, это не сработает. «Это еще могло в первый его год сработать, на третий год – уже не сработает», – уверен она.

Как на самом деле отреагирует на дальнейшее развитие этого дела непредсказуемый украинский избиратель – вопрос открытый. Но в любом случае, политические последствия «угольного дела», как для его фигурантов, так и для власти, в следующем году могут быть очень существенными.


загрузка...
загрузка...