Угольное дело Медведчука: «терроризм» или «все легально»? — Deutsche Welle

Виктор Медведчук В Украине старые схемы покупки угля стали поводом для обвинений оппозиционера Медведчука в госизмене и пособничестве терроризму. Депутат утверждает, что все было легально.

Об этом говорится в сегодняшней статье Deutsche Welle.

Депутат Верховной рады Украины и лидер «Оппозиционной платформы — За жизнь» Виктор Медведчук находится уже под вторым домашним арестом. Генпрокуратура, Служба безопасности Украины и Государственное бюро расследований (ГБР) подозревают политика в государственной измене и содействии террористической организации. Детали уголовного дела прояснились в суде, где Медведчуку выбирали меру пресечения.

Срыв поставок из ЮАР — результат заговора?

Речь идет о закупке угля еще семь лет назад — в разгар боевых действий в Донбассе. Выступая в Печерском районном суде, прокурор Владимир Потапенко напомнил: уже в середине лета 2014 года украинская власть столкнулась с дефицитом антрацита — ведь большинство шахт, которые его добывали, оказались за линией фронта на подконтрольных сепаратистам территориях. Ситуация грозила перерасти в энергетический кризис еще до начала отопительного сезона. В августе министерство энергетики и угольной промышленности Украины, казалось, нашло выход — миллион тонн топлива для государственных теплоэлектростанций (ТЭС) должны были закупить в Южно-Африканской Республике (ЮАР).

Госпредприятию «Укринтерэнерго» удалось законтрактовать необходимые объемы угля и в начале ноября первые партии прибыли на ТЭС. Но уже через несколько дней на заседании Совета нацбезопасности и обороны президент Петр Порошенко публично раскритиковал условия контракта и качество угля. Прокуратура завела на директора «Укринтерэнерго» уголовное дело, между администрацией президента и правительством вспыхнул конфликт. Между тем Россия ввела мораторий на поставку антрацита Украине.

Как сейчас заявляет прокуратура, ссылаясь на записи телефонных разговоров Виктора Медведчука с высшими должностными лицами Украины и России, — срыв поставок из ЮАР был результатом заговора.

В результате, государственная энергогенерирующая компания «Центрэнерго» не имела другого выбора, кроме как покупать уголь с шахт, оказавшихся под контролем сепаратистов. С таким предложением к правительству тогда обратился известный в угольной отрасли бизнесмен Сергей Кузяра. Только в сентябре этого года прокуратура экстрадировала Кузяру из Турции, сейчас он находится в СИЗО откуда может выйти под рекордный для Украины залог в 500 миллионов гривен (около 19 млн долларов).

В декабре 2014 года два полузаброшенных госпредприятия — «Луганскуголь» и «Шахта им. Киселева» перерегистрировались по новым адресам в Киеве. С ними «Центрэнерго» и заключило соглашения на поставки угля из самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» соответственно на общую сумму более 3 млрд гривен (на то время — более 190 млн долларов). Уплачено было по меньшей мере 205 млн гривен. Прокуратура утверждает, что эти деньги выводились на подставные фирмы и наличными перевозились через линию фронта, ведь украинские банки к тому времени уже закрыли свои отделения в самопровозглашенных «республиках».

Медведчук: о «террористических организациях» тогда речь не шла

Прокурор Владимир Потапенко в суде утверждал: за всей этой историей стоял именно Виктор Медведчук. Это ему, как считает следствие, принадлежал план заблокировать поставки угля из ЮАР и РФ, и таким образом заставить правительство покупать уголь у сепаратистов. Политик якобы склонил к этой идее высшее руководство Украины, тем самым подорвал ее энергетическую независимость и оказал помощь террористическим организациям. Главное доказательство против Медведчука — сделанные СБУ записи его телефонных разговоров с властями в Киеве и Москве.

Впрочем, сам Медведчук, адвокат с более чем 40-летним стажем, в суде назвал эти обвинения «юридически ничтожными». Вместе со своими защитниками депутат убеждал судью: в соглашении между «Центрэнерго» и шахтами Донбасса не было ничего криминального, ведь оно полностью соответствовала закону «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который Верховная рада приняла во исполнение минских договоренностей. Закон гарантировал социально-экономическую поддержку Донбасса со стороны государства; только в марте 2015 года парламент приостановил его действие до проведения на неподконтрольных территориях демократических выборов согласно украинскому законодательству.

«Не Медведчук содействовал «ДНР» и «ЛНР», а государство было обязано и содействовало… Речь идет о соглашении с государственными предприятиями, которые платили налоги в государственный бюджет до 2017 года», — настаивал политик в суде.

загрузка...

В тему — Как давлением на Медведчука и Порошенко власть открывает «ящик Пандоры» — эксперт

Он также указал на то, что к осени 2014-го еще не было судебных решений, признававших самопровозглашенные «ДНР» и «ЛНР» «террористическими организациями». В нескольких обращениях 2014-2015 годов Верховная рада лишь просила международные организации о таком признании, тогда как украинский закон «О борьбе с терроризмом» гласит: признать организацию террористической может только суд по заявлению генерального или областного прокурора. Украинская судебная практика по делам о деятельности «ДНР»/»ЛНР» и сотрудничества со структурами сепаратистов до сих пор остается неоднородной. Далеко не всегда суды признают «республики» «террористическими организациями», критерии, которыми они руководствуются, очень размыты.

Семь лет назад оценка ситуации была иной, отметил Медведчук в суде. «Это было время минских соглашений, время «нормандских встреч», когда люди верили, что мирное урегулирование возможно и должно быть… Поэтому очень странно читать сегодня такую ​​оценку действия людей, которые непосредственно занимались тем, чтобы этот мир наступил», — возмущался политик, который с лета 2014 года имел официальные полномочия переговорщика с сепаратистами от украинской власти.

Медведчук «не помнит» разговоров

И сам Медведчук, и руководство СБУ много лет утверждали: в сферу полномочий политика в переговорах входили исключительно вопросы освобождения пленных. Однако записи телефонных звонков, которые прокуратура приводила в суде, свидетельствуют о другом — осенью 2014-го он договаривался с помощником президента России трана-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) Владиславом Сурковым, замглавы администрации президента РФ Владимиром Остапенко, вице-премьером РФ Дмитрием Козаком и послом России Михаилом Зурабовым именно о схемах поставки донбасского угля.

В тему — Поменяют ли «слуги» КПК, чтобы посадить Медведчука? — Бутусов

Виктор Медведчук утверждает, что не помнит разговоров, на которые ссылается следствие. А его адвокаты обращали внимание на экспертизу, проведенную по заказу СБУ. Признавая, что голос на записях может принадлежать лидеру ОПЗЖ, эксперт Института спецтехники и судебных экспертиз СБУ Ирина Козак в то же время не смогла установить, не были ли они предварительно смонтированы. К тому же защита подозревает, что политика прослушивали незаконно, ведь СБУ отказывается рассекречивать судебную санкцию на такие действия.

Адвокат Камиль Кирпичев цитировал в суде стенограммы других телефонных разговоров из уголовного дела в отношении директора «Укринтерэнерго» Владимира Зиневича. Они, по его мнению, объясняют, что поставки южноафриканского антрацита сорвались не по преступному плану Медведчука — уголь просто перекупила компания украинского олигарха Рината Ахметова по более выгодной для поставщика цене.

Под прицелом Петр Порошенко?

Дело о содействии террористической организации из-за поставок угля стало поводом для санкций, которые СНБО ввела против Виктора Медведчука еще в феврале этого года. Санкции предусматривали в том числе и блокирование банковских счетов политика, на что обращала внимание его защита — олигарх якобы не имеет возможности заплатить залог в миллиард гривен, на котором настаивала прокуратура.

Виктор Медведчук и Сергей Кузяра — не единственные, кого СБУ и прокуратура считают причастными к подрыву энергетической независимости Украины. В выписке из уголовного дела, на которую ссылалась защита, как потенциальный подозреваемый упоминается и пятый президент страны Петр Порошенко.

На следующий день после избрания Медведчуку меры пресечения, 13 октября, Порошенко сам явился в Офис генпрокурора. «В ноябре 2014 году на заседании СНБО были даны исчерпывающие поручения, чтобы обеспечить углем и взять его в любом месте. В том числе… и на украинских государственных шахтах, которые зарегистрированы в Украине на освобожденной территории или в Киеве. На которых работают украинские граждане, где выплачивается заработная плата шахтерам, для того чтобы они не умерли с голоду или не взяли винтовку и не пошли за деньги России в наемники», — объяснял лидер «Европейской Солидарности» причины покупки антрацита с неподконтрольных территорий.

В тему — Как новое подозрение Медведчуку зацепит Порошенко

Генеральный прокурор Ирина Венедиктова в колонке, опубликованной изданием «Украинская правда» в тот же день прямо указала, что видит заговор в действиях Медведчука и высшего руководства страны. «У следствия и прокуроров есть данные… о том, что руководство администрации президента не только обсуждало во время телефонных переговоров конкретные факты реализации преступного плана, но и давало достаточно четкие поручения ряду официальных должностных лиц в украинских органах власти «, — утверждает Венедиктова.


загрузка...

Комментарии 2

  • Для бизнесмена Медведчука, это нормальные действия, заслуживающие поддержки со стороны государства. Для президента Порошенко тоже это необходимо и похвально. Но вот для бизнесмена Порошенко, если он использовал служебное положение для извлечения личной прибыли — это преступление, как с моральной, так и с юридической точек зрения. Остается проследить путь денег от этой сделки.

  • Адвокат с 40-летним стажем должен быть посажен на срок не менее 40 лет.

загрузка...