После ухода Саакашвили тайную власть в Грузии снова захватили «воры в законе» — Le Monde

https://img.lemde.fr/2021/08/06/40/0/4320/2160/1024/512/75/0/47366e5_866943242-image-entre-e-ge-opo-ge-orgie.pngНа какое-то время ослабевшая благодаря усилиям экс-президента Михаила Саакашвили криминальная каста с русским названием «воры в законе» снова вкладывает капитал в свою родную страну на Южном Кавказе. И договаривается с церковью и власть имущими.

Об этом говорится в статье французского издания Le Monde.

Поселок городского типа Дманиси, расположенный в часе езды к юго-западу от Тбилиси, столицы Грузии, был известен только своим средневековым городищем, внесенным в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но недавно сюда приехали министр внутренних дел Грузии Вахтанг Гомелаури и глава службы госбезопасности Григол Лилуашвили, чтобы положить конец жестоким беспорядкам между местными азербайджанскими и грузинскими общинами.

По мнению оппозиции правительству, это дело, прежде всего, выявило тревожные связи, которые государство поддерживало в течение десяти лет посредством партии «Грузинская мечта», находящейся под контролем олигарха Бидзины Иванишвили, действующим заодно с грузинской мафией, известной под именем «воры в законе.

В тему — Оппозиция Грузии хочет сместить власть: партия Иванишвили стала символом недовольства — La Croix

По словам оппозиционера и бывшего депутата от Дманиси Кахи Окриашвили, «эти преступники действуют безнаказанно, потому что чувствуют себя защищенными правительством и «Грузинской мечтой».

Гиги Угулава, бывший мэр Тбилиси, уверяет нас, что «министерство внутренних дел обратилось за помощью к Мохаммаду Гурбанову, известному как «Мага Руставский», «вору в законе» высокого уровня, азербайджанцу, живущему в Турции, чтобы положить конец конфликту». Руставский — племянник Надира Салифова, известного как «Гули», азербайджанского вора в законе, убитого в Турции в 2020 году, и тогда претендовавшего на роль босса этой международной мафиозной организации.

Роль «воров в законе» в Дманиси иллюстрирует неизменность этой тайной власти в Грузии, однако данный случай также вписывается в политический контекст Грузии, расколотой между лагерем бывшего президента (2004-2013), прозападного Михаила Саакашвили, и лагерем олигарха Бидзины Иванишвили, приближенные которого держат бразды правления страной с 2013 года.

Саакашвили объявил войну «ворам в законе» с помощью операций военной полиции, которые получили широкое освещение в СМИ благодаря законам, принятым в 2005 году. Борьба также носила идеологический характер, речь шла об искоренении из грузинского общества этой параллельной прославянской, пророссийской и процерковной власти.

В тему — Грузия после ухода Саакашвили вернулась к состоянию обычного постсоветского бардака — Латынина. Видео

Государство завладело, среди прочего, роскошными виллами Захария Калашова (известного под прозвищем Шакро Молодой), одного из главных грузинских воров в законе, находящегося в тюрьме с марта 2018 года. Сейчас виллы заняты полицейскими участками или администрациями, за исключением большого неоколониального здания для нуворишей с прозрачным лифтом, спрятанным за высокими стенами в лесу, на более прохладных высотах Тбилиси.

Большинство «воров в законе» во время наступления Саакашвили успели бежать в Украину, Армению, Турцию, Грецию, а также в Италию, Францию, Дубай и даже в США. Это изгнание ослабило их, но не уничтожило.

Теоретически «воры в законе» дают обет бедности и безбрачия. Они посвящают свою жизнь урегулированию конфликтов, им запрещено заниматься бизнесом. По данным министерства внутренних дел Грузии, если «воры в законе» родились в Советском Союзе, то 60% из 450, насчитываемых сегодня в мире, являются грузинами.

загрузка...

По мнению Торнике Гордадзе, французского политолога, бывшего государственного министра Грузии по евроатлантической интеграции при президенте Саакашвили, объяснение кроется в том, что «в Грузии начиная с XIX века, во время российского вторжения, возникла определенная реакция, которая ухудшилась в период советской оккупации. Это создало исключительно мужскую культуру сопротивления закону, навязанному извне, такой феномен стал частью грузинской идентичности».

Мифическая, и даже романтическая фигура «вора в законе» находит отклик в истории таких популярных персонажей, как Джаба Иоселиани, глава военизированной организации «Мхедриони» («Рыцари»), политический и интеллектуальный лидер, выдававший себя в начале 1990-х годов за соперника грузинского государства, все еще находящегося в зачаточном состоянии. По мнению одного из его бывших соратников Георгия Руруа, который стал одной из фигур грузинской оппозиции и акционером телеканала «Рустави 2», следует остерегаться любой очарованности: «Воры в законе не так популярны и не так организованы, как принято говорить».

«Воры в законе» не живут вне общества, они полноправные его игроки, как в Грузии, так и в России (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18), считает он.

Хатия Деканоидзе, глава основанного Саакашвили «Национального движения», считает, что «воры в законе» вернулись, потому что лидеры правящей партии нуждаются в авторитете этой постсоветской мафии, чтобы обезопасить результаты своих выборов». По ее словам, на выборах в законодательные органы в октябре 2020 года «пришлось столкнуться с запугиванием со стороны уличных преступников, которых воры посылали к избирательным участкам, чтобы оказать давление на людей».

В тему — «Я думала, существует дно, но дна нет»: Деканоидзе ответила на обвинения Геращенко

Как бывший руководитель Полицейской академии МВД Грузии с 2007 по 2012 год, Хатия Деканоидзе отказывается верить в искренность борьбы нынешнего правительства с «ворами в законе»: «Арест «воров в законе» или их сообщников является лишь способом договориться с ними о крайнем сроке выборов». И иметь возможность сказать: «Я помогаю вам, если вы помогаете мне, потом они договариваются об освобождении тех, кого это касается. Кроме того, лидеры банд превратились в олигархов, они являются частью правовой системы».

Адвокат тбилисской коллегии адвокатов Шалва Хачапуридзе, среди клиентов которого пять «воров в законе», полагает, что нынешнее правительство изменило свою тактику по сравнению с президентством Саакашвили. Правительство сохранило ту же правовую базу, но если оно ловит «воров в законе», то проявляет гораздо меньшую суровость, оно сохраняет свободу маневра, чтобы тайно договориться об их выезде из страны, и гарантирует, что не произойдет судебных преследований за пределами границ.

Между тем, чтобы вновь оказывать влияние, «воры в законе», похоже, полагались и на другую власть в Грузии — на Церковь. Бека Миндиашвили, теолог, основатель НПО «Институт толерантности и многообразия», объясняет, что эти две власти знакомы друг с другом очень давно: «У Церкви был доступ к тюрьмам, это был первый вид отношений. Настоящий «вор в законе» должен построить как минимум две церкви, и их имена можно прочитать на стенах зданий «.

«В 2021 году в церквях Тбилиси еще можно услышать, как попы прославляют храбрость «воров в законе», — считает Бека Миндиашвили. Он добавляет, что «во времена Шеварднадзе [1992-2003], после распада Советского Союза, «воры в законе» обладали большей властью, чем Церковь, и Церковь полагалась на них, чтобы вернуть себе влияние в грузинском обществе. Сегодня наблюдается обратное влияние.

Идеология преступного мира включает в себя множество религиозных мифов: жизнь без женщины, без материальных благ, татуировки в виде креста, путь посвящения, коронация, понятие греха, если кто-то нарушает правила, лидера называют «попом», и так далее. Легенда даже гласит, что на кресте к ногам Христа прибит только один гвоздь, потому что другой гвоздь находится в руках воров в законе.

По мнению заместителя обмудсмена Грузии Георгия Бурджанадзе, «криминальная субкультура все еще жива, и больше всего беспокоит то, что тюремная администрация отрицает возвращение внутреннего контроля, возложенного на «наблюдателей», выбранных из числа заключенных, что идентично контролю «воров в законе» в прошлом».

33-летний кинорежиссер Ута Берия, автор получившего признание критиков вышедшего в 2017 году фильма «Негативные числа» о несовершеннолетних в грузинских тюрьмах, тоже отразил это явление: «Молодые люди имитируют организацию тюрем для взрослых с помощью своей системы наблюдателей. У Гио, 17-летнего парня, с которым я работал, было в управлении 150 человек. Институты потеряли всякую репутацию перед лицом преступной власти, которая функционирует как параллельное государство и вызывает больше уважения».

Тем не менее, пресловутый кодекс чести «воров в законе» недействителен уже много лет. Теперь все дело в деньгах. Кражи со взломом и вымогательство подпитывают «общак», который финансирует организацию и особенно ее руководителей. «Вор в законе» живет за границей и похож на олигарха, которого он когда-то защищал в России, стране, где люди любят говорить: «Днем власть принадлежит Путину, а ночью — «ворам в законе». Теперь в их руках находится вся экономика России».

По мнению Хатии Деканоидзе, еще один парадокс состоит в том, что вопреки своему имиджу сопротивления властям и внешнему влиянию, грузинский «вор в законе» может служить иностранным интересам. По ее словам, Россия таким способом уже инструментализировала эту преступную власть для вмешательства в дела Грузии, в социальные конфликты или для поддержки сепаратистских движений: «У этого могущественного соседа есть только одна мечта — слабые соседние страны».

Чем слабее правительство, тем сильнее «воры в законе»…

 


загрузка...
загрузка...