Акции российских нефтяных компаний обвалились на новостях от ОПЕК+. Дефицит валюты в российских банках усиливается третий месяц подряд

https://cdn.iz.ru/sites/default/files/styles/900x506/public/news-2020-03/KAZ_7137_0.JPG.jpg?itok=5Hyq0HAoПарочку приятных свежих новостей из соседней «братской» страны…

Их передает сегодня Finanz.ru.

1. Акции российских нефтяных компаний резко подешевели на Московской бирже в четверг на фоне противоречивых новостей с переговоров ОПЕК+, где крупнейшим добывающим странам предстоит решить, стоит ли увеличить поставки с января 2021 года.

При стабильный ценах на нефть около 48 долларов за баррель Brent бумаги «Роснефти» на 17.08 мск падали на 3,03%, до 435,17 рубля за штуку.

Крупнейшая нефтяная компания России (фашистское государство, страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18), на которую приходится каждый второй извлеченный из недр баррель, подешевела с начала торгов на 142 млрд рублей.

В тему — Это «вышка»: Китай начал отказываться от углеводородов «Роснефти» из-за санкций США — росСМИ

ЛУКОЙЛ падает на 2,5%, до 5039 рубля за акцию, теряя 89 млрд в пересчете на капитализацию.

Акции «Татнефти» пикируют на 3,04%, отрезая от вложений инвесторов в компанию 30 млрд рублей.

На 16 млрд рублей дешевеет «Сургутнефтегаз»: его бумаги снижаются на 1,36%, до 35,115 рубля за штуку.

Не сумев договориться в изначально заявленный срок (1 декабря), нефтяные министры ОПЕК+ провели в среду серию дополнительных консультаций. Источник ТАСС, близкий к одной из делегаций, сообщал накануне днем, что прогресса в переговорах нет.

Вечером источники Bloomberg рассказали, что делегатам удалось достичь предварительного консенсуса по формату сделки, которая, впрочем, не гарантирована.

Изначальный план предполагал, что с января 23 страны альянса увеличат добычу на 1,9 млн баррелей в сутки. Саудовская Аравия предложила отказаться от этой идеи до апреля из-за второй волны пандемии и локдаунов в Европе.

Позицию саудитов поддержали большинство стран, но против выступила Россия, предложившая нарастить поставки постепенно, добавляя по 0,5 млн баррелей в сутки каждый месяц, сообщили утром в четверг источники The Wall Street Journal.

загрузка...

Назначенные на 16.00 мск финальные переговоры министров снова были отложены, поскольку прогресса добиться не удалось.

По данным Reuters, компромиссный вариант может заключаться в том, чтобы оставить квоты неизменными на январь, а увеличение добычи начать в феврале в объеме 500 тысячи баррелей в сутки. 
Такой сценарий обсуждают министры, сообщили источники агентства.

2. Ситуация с валютной ликвидностью в российской банковской системе продолжает ухудшаться, отмечают аналитики Райффайзенбанка в обзоре по сектору в четверг.

Третий месяц подряд банки находятся в состоянии дефицита валюты: их собственные долларовые резервы не покрывают обязательства перед всеми клиентами.

В октябре физлица и юрлица вывели с валютных счетов еще 1,8 млрд долларов, а с начала года отток достиг 4,9 млрд.

В тему — Российские банки рекордно теряют валюту: население вынесло со вкладов $15 млрд

Притока от погашения ранее выданных валютных кредитов (1,1 млрд долларов за октябрь) оказалось недостаточно, чтобы компенсировать новую волну закрытия долларовых вкладов.

В результате по кредитно-депозитным операциям банковский сектор пережил отток валютной ликвидности на 0,7 млрд долларов.

Этот разрыв банки компенсировали за счет собственных запасов валюты, накопленных на корсчетах за рубежом. В октябре оттуда было выведено 2,7 млрд долларов.

Общий запас валютной ликвидности у банков — в виде наличных на счетах и высоколиквидных активов, которые можно быстро конвертировать в кэш, — упал за месяц на 1,9 млрд долларов.

Теперь «валютная подушка» банковской системы на 3,7 млрд долларов меньше, чем банки должны клиентам по расчетным счетам.

Дефицит валюты мог бы быть еще больше, если бы банки не продолжили высвобождать средства из портфеля евробондов (1,3 млрд долларов за октябрь), указывает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

Часть валюты банки, по всей видимости, конвертировали в рубли, отмечает он: во-первых, сокращение «долларовых резервов» было значительно больше, чем требовалось для покрытия клиентских оттоков, а во-вторых, банки существенно нарастили рублевое кредитование (на 848 млрд рублей), при том что рубли со счетов забирали как физические, так и юридические лица.

Общая валютная позиция банков, которая росла в последние месяцы, наконец начала сокращаться. «Таким образом, банковский сектор в октябре оказал существенную поддержку курсу рубля, однако это не сильно ему помогло, а ситуация с валютной ликвидностью в секторе ухудшилась», — констатирует Порывай.

«Истощение запаса валютной ликвидности в секторе является одним из факторов ослабления рубля к доллару: банковский сектор не может компенсировать вывоз капитала корпоративным сектором», — поясняет он. Это приводит к тому, что рубль практически не реагирует на рост цен на нефть: в ноябре котировки Brent поднялись на 26%, а курс доллара снизился всего на 4%.

«При прочих равных, при цене нефти не выше 45 долларов за баррель недавняя позитивная динамика рубля (с 80 до 76 за доллар) сильно ограничивает потенциал для его укрепления в первом квартале 2021 года ниже 75 рублей за доллар», — прогнозирует эксперт.


загрузка...

Комментарии 1

загрузка...