От россиян скрывают реальное число жертв коронавируса

Два человека госпитализированы с подозрением на коронавирус в ВоронежеРоссии стоит отказаться от красивой статистики, и назвать реальные цифры, как это делают в Европе и в США.

Такое мнение высказал в Фейсбуке известный российский историк и публицист Андрей Зубов.

Разведка США уже открыто обвиняет КНР в сокрытии истинных масштабов пандемии в ноябре-декабре 2019 г.

Если бы китайские власти сразу же говорили правду, миру было бы легче справиться с этой глобальной бедой.

Многие правительства, в том числе и правительство США, в начале пандемии были очень легкомысленны. Но можно ли их обвинять?

Это было не умышленное сокрытие фактов, а их недооценка. Такой пандемии в мире не было уже сто лет, а об испанке все хорошо подзабыли.

Наш мир перевернулся. Число подтвержденных смертей от коронавируса стремится к ста тысячам, число инфицированных — к двум миллионам. И это еще не пик эпидемии.

А у испанки был и второй пик через три-четыре месяца после первого, унесший в 10 раз больше жизней, чем первый, весенний 1918 года.

Прочел отчеты из маленького Эквадора, где трупы умерших от этой заразы выбрасываются родственниками из домов, валяются на улицах Гуякиля, и их некому убирать и хоронить. Официальные данные занижены на порядок, а то и более.

В России (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) я имею широкий круг знакомых и вижу, что публикуемые данные не соответствуют действительности.

К концу мая в России может быть миллион инфицированных коронавирусом — росСМИ

Не знаю, стоит ли за столь малыми цифрами железная рука КГБ (думаю, такой руки уже в принципе нет) или просто низкая качественность тестов, далеко не полное тестирование и заболевших, и уже умерших людей.

Вижу, что во многих больницах у врачей нет элементарных средств защиты, что сулит обществу страшную перспективу — на втором пике эпидемии, если он будет, вовсе остаться без врачей.

загрузка...

Если всё же данные о масштабе пандемии в России умаляются по секретному приказу свыше, следуя советской практике — дабы не было паники — то это очень плохое дело, которое тоже обернется против и общества, и власти.

Дело в том, что карантинные меры можно поддерживать из-вне очень большими силами порядка, которые из страха перед суровыми наказаниями будут бояться заражения меньше, чем гнева власти — так было в коммунистическое время, так сейчас в КНР.

В России ныне нет таких сил и нет такого страха. Штрафы мало что дадут, только еще больше озлобят людей на власть, их выписывающую.

Коронавирус бушует, Путин прячется — The Economist

Другой способ поддержать карантинные меры — это воздействовать на самоответственность и на разумный страх граждан перед пандемией. Не страх наказаний, а страх самой болезни должен заставить людей сидеть дома и не участвовать в скоплениях народа. Власть должна только умело действовать и разумно объяснять, что опасно и что не опасно.

В этом втором случае очень важны действительные цифры заболевших и погибших. важен доверительный диалог без «половцев и печенегов».

Важны даже фотографии моргов, полных гробов и ледовых арен стадионов, превращенных в морги. Это страшно, но это делает людей сознательными.

Можно ли поверить, что в 14-миллионной Москве от коронавируса за всё время умерло 50 человек, тогда как в Нью-Йорке, Мадриде — многие тысячи?

Вряд ли. На сокрытии реальных данных рождается полное недоверие к власти, и когда ей придется призывать народ к разумным действиям, ей никто не станет верить и никто не будет слушать всерьез.

Я очень советую отказаться от припудренной статистики, говорить о реальных проблемах, называть реальные цифры, как это делают в Европе и в США.

И тогда общество будет с властью и даже будет надеяться на власть, хотя и станет ее сурово судить за промахи. Так происходит и в Германии, и в США, и в Британии, и в Италии.

В противном же случае люди просто махнут на власть рукой и перейдут, к конечно же малоэффективной, но самоорганизации. А от правдивой информации — к действительно паническим слухам. Власть же тогда перестанет быть партнером общества. О ней просто забудут. А после конца пандемии, скорее всего, и не вспомнят вовсе.

Может быть в дальней перспективе это и неплохо, но людей, которые будут страдать и погибать от этого глупого и преступного сокрытия правды, жалко уже сейчас.


загрузка...
загрузка...