Зеленский попался в ловушку Трампа — The New York Times

Для некоторых европейцев самым досадным моментом в состоявшемся 25 июля и обретшем скандальную известность телефонном разговоре американского и украинского президентов стала не попытка Трампа вмешаться в систему юстиции иностранного государства в личных политических целях. То, что делает американский президент, уже никого больше не удивляет. Нет, больше всего их разочаровало то, с каким подобострастием молодой коллега Трампа Владимир Зеленский пытался снискать расположение американского президента, делая вид, будто он победил на выборах, беря с него пример, утверждая, что назначенный им новый генеральный прокурор «на сто процентов мой человек», а также радостно присоединившись к нападкам на Европу, что стало одним из фирменных знаков Трампа.

Маски сорваны. Получается, что этот популярный комик и «белая ворона», сначала сыгравший политика в телесериале, а потом ставший им в реальной жизни, этот подающий надежды реформатор, которого президент Эммануэль Макрон принял в Елисейском дворце еще до его избрания, оказался очередным бесхребетным и неподготовленным руководителем, угодившим во все расставленные Трампом ловушки.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Макрон проявили достаточно благоразумия, отказавшись комментировать столь жалкий поворот событий. В частном порядке французские дипломаты заявляют, что Париж по-прежнему активно поддерживает Зеленского, особенно в свете американского скандала. То, что Евросоюз поставил на карту в Украине, слишком важно, а Трамп со своими грязными фокусами вполне может пустить под откос кропотливые усилия по реформированию этой постсоветской страны.

В тему — Меркель и Макрон не простят Зеленскому его слова в разговоре с Трампом — The New York Times

Этот вопрос важнее, чем сам Зеленский. После того, как в результате народного восстания в 2014 году коррумпированный предшественник Зеленского был вынужден бежать в Россию (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18), Украина и 44 миллиона ее граждан стали новым передовым рубежом демократической Европы. Чтобы воспрепятствовать этому успеху, путинская Россия аннексировала Крым и осуществила интервенцию в Донбассе, перейдя границу.

Вопреки утверждениям Трампа, Евросоюз очень активно работает в Украине и проявляет намного больше щедрости, чем Соединенные Штаты, поддерживая реформы в системе государственного управления, в экономике и в гражданском обществе. С 2014 года европейские институты мобилизовали более 15 миллиардов евро в виде грантов и кредитов, и это не считая помощь от стран-членов в рамках межгосударственных двусторонних отношений.

Брюссель подписал с Киевом соглашение об ассоциации, включающее самый широкомасштабный договор о свободной торговле из числа тех, которые когда-либо заключал ЕС. Если Украина сумеет привести свои нормы и правила в соответствие с европейскими, она в итоге сможет полностью интегрировать свою экономику в единый рынок Европы. Благодаря принятой в 2017 году безвизовой системе миллионы украинцев могут ездить в Европу и работать там, в основном в соседней Польше, отправляя домой денежные переводы. В Консультативной миссии Евросоюза в Украине работают 300 человек, которые помогают реформировать службы безопасности этой страны.

Но что касается военной помощи, то здесь главным партнером Украины являются США. Вот почему отказ Украине в помощи на сумму 391 миллион долларов, что сделала этим летом администрация Трампа, мог стать мощным рычагом давления на Киев. В длящейся пять лет войне с Россией в Донбассе, которая унесла 13 тысяч жизней, американская поддержка имеет огромное значение. Военные эксперты отмечают, что когда два года тому назад Пентагон отправил в Украину ПТРК «Джавелин», русские танки отошли назад.

 

Поэтому когда новый и непроверенный 41-летний президент Украины готовится вступить в противостояние с Путиным, который уже 20 лет правит огромной Россией, меньше всего ему хочется, чтобы главный поставщик военной помощи отказался поддерживать его страну.

Надо сказать, что вся эта кутерьма с Трампом началась в самый неподходящий для Зеленского момент. Он руководит Украиной четыре месяца, однако до сих пор неясно, какой курс этот быстро познающий азы политики новичок выберет для своей страны. «Он с другой планеты», — сказал один внимательно следящий за Зеленским европейский дипломат.

Во время предвыборной кампании Зеленский обещал установить мир, объединить страну и побороть коррупцию. И он уверенно победил на выборах. Избиратели отчаянно хотели перемен, и он стал их олицетворением. Но его политическая программа была настолько расплывчатой, что аналитикам оставалось только строить догадки. Они пришли к следующему выводу: то, каким президентом станет Зеленский, определят люди из его окружения, которые в итоге возьмут верх.

Это будут пришедшие в его правительство молодые и честные реформаторы, которых поддержали новые депутаты парламента? Его друзья детства и бывшие коллеги из кинокомпании? Или непоколебимые олигархи, в частности, миллиардер Игорь Коломойский, чей «Приватбанк» был национализирован три года назад, когда контрольные финансовые органы обнаружили, что с его счетов исчезло 5,5 миллиарда долларов?

загрузка...

Победитель в этом состязании интересен не только украинским избирателям. Не менее пристально за всем этим наблюдают европейские партнеры Украины и Международный валютный фонд, который создал крупную кредитную линию, чтобы помочь стране восстановить экономику. Делегация МВФ в сентябре побывала в Киеве, но уехала оттуда без соглашения по новой программе сотрудничества. На ее членов произвели большое впечатление амбиции реформаторов, однако они с опаской отнеслись к незримому присутствию Коломойского.

В тему — МВФ не даст денег Украине до полной ясности по Коломойскому и ПриватБанку

Этот олигарх вернулся из добровольной ссылки сразу после того, как его протеже Зеленский в мае занял президентский пост. Теперь он ведет переговоры с правительством о «компенсации» в два миллиарда долларов за потерю «Приватбанка». По мнению зарубежных экспертов, для Зеленского экзаменом на политическую силу и зрелость станет то, уступит или нет его правительство требованиям олигарха.

Французский президент Эммануэль Макрон, сделавший ставку на Зеленского в надежде на то, что он радикально изменит ситуацию, а также стремящийся возобновить и расширить диалог с Москвой, призывает Украину придать новые силы мирным переговорам с Россией о Донбассе, которые зашли в тупик.

И тут на сцене появляются Дональд Трамп, Руди Джулиани, некий разоблачитель и Нэнси Пелоси. Это очень американская история, если не считать то, что Украину тянут в эту грязь вопреки ее воле. Вашингтон упивается процедурой импичмента, но это может иметь катастрофические последствия для его отношений с Украиной. Отставка спецпредставителя по Украине Курта Волкера, которого украинцы считали самым твердым своим защитником на переговорах с Россией, расценивается как большая потеря, особенно после того, как Вашингтон в мае отозвал из Киева своего посла Мэри Йованович.

Имидж президента Зеленского теперь подпорчен, а ведь ему предстоит наводить мосты с европейскими союзниками. Президенту Макрону придется приспосабливаться к этой новой ситуации. И последнее, по очереди, но не по важности. Как пожаловалась недавно на украинском телеканале «Громадське» антикоррупционная активистка Дарья Каленюк, «усилия США по оздоровлению власти в Украине серьезно подорваны. А ведь Америка пропагандировала во всем мире верховенство права».

А в выигрыше от всего этого… Владимир Путин. Бывший советник президента Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский в своей вышедшей в 1997 году книге «Великая шахматная доска» назвал получившую независимость Украину «геополитическим стержнем, ибо само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию». Бжезинский добавил: «Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Но если Москва восстановит власть над Украиной, Россия автоматически получит все необходимые условия, чтобы снова стать мощным имперским государством».

Да, ставки по-прежнему очень высоки. Но остается лишь догадываться, знает ли об этом президент Трамп.

Сильви Кауфманн, The New York Times (США)


загрузка...
загрузка...