Зеленский: свой среди чужих, чужой среди своих — экс-нардеп

https://external.fiev21-1.fna.fbcdn.net/safe_image.php?d=AQDDSlSqxZnra1Y8&w=540&h=282&url=https%3A%2F%2Fi.obozrevatel.com%2F2019%2F9%2F18%2Fscreenshot4.jpg%3Fsize%3D1080x562&cfs=1&upscale=1&fallback=news_d_placeholder_publisher&_nc_eui2=AeHCvmwVqj0QLJaX2NWOYvRkjjZp-miSo7RcL6pbQhK6HEIYVianSVXEgZh9pqoUp34AMTZiBH6QgXop97QASYDhNKwf3cr49MKfCOUlZcs7Bw&_nc_hash=AQDhcC4EQ7B6OwEjНебывалый энтузиазм, с которым Макрон, Меркель, Путин и даже Трамп высказываются на тему будущей нормандской встречи, говорит о том, что по взаимному согласию она пройдет под лозунгом «Мы за ценой не постоим!». Умалчивается только одно – цену эту предложат заплатить Украине.

Очередная попытка имплементации «формулы Штайнмайера» грозит Украине искусственным созданием российско-криминального анклава на Донбассе и потерей Крыма, как минимум, на десятилетия. В случае реализации этого сценария, следующим и очень скорым результатом станет утрата независимости, по-настоящему выстраданной украинским народом. Именно в этом суть Путинской формулы, положенной в основу т.н. Минских договоренностей февраля 2015-го. «Формула Штайнмайера» – не более чем обертка для этого дурнопахнущего содержания.

Такое убеждение высказал сегодня в блоге «Обозревателя» бывший парламентарий Андрей Сенченко.

Завершившийся недавно саммит G7 ярко продемонстрировал глубоко эгоистический подход большинства участников и их абсолютную неготовность ставить во главу угла нормы международного права и общечеловеческие ценности. Позиции сторон в лучшем случае базировались на текущем субъективном представлении лидеров о национальных интересах своих стран.

Наиболее ярко это продемонстрировано в подходах Ангелы Меркель, которая против возвращения России (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) в G8, но за Северный поток-2, и Дональда Трампа, который против строительства газопровода, но за возвращение Путина в клуб мировых лидеров. В придачу Трамп готов был еще и военную помощь Украине заморозить.

Что касается Макрона, то он хоть где-нибудь пытается стать успешным. Если уж не в собственной стране, то хотя бы в украинском вопросе.

Ну а Путин, как водится, гнет свое: в Украине внутренний конфликт, который можно разрешить только на условиях Кремля, ну а о Крыме забудьте, это «исконно российская земля», которая «свободным волеизъявлением» граждан вернулась в «родную обитель».

Путин рассказал Макрону о «внутриукраинском конфликте»

С первых шагов в международной политике президент Украины Владимир Зеленский столкнулся с технологией «обволакивания», которой виртуозно владеют наши европейские друзья.

Тебя мягко вводят в круг «вершителей судеб», намекая, что ты теперь свой, «посвященный в таинства», недоступные простым смертным. Тут все «на ты», все «на равных», советуют, подсказывают и мягко подталкивают в определенном направлении.

Не успеешь оглянуться – и ты уже на краю пропасти, в коконе обязательств, вырваться из которого практически невозможно. Любое не просчитанное движение – и ты уже жертва, со всеми вытекающими последствиями.

Но даже на фоне опытных евро-циников Путин выглядит просто виртуозом. Кто бы что ни говорил, а навыки вербовочных подходов, привитые в школе КГБ, закрепленные в период полевой практики в ГДР и ошлифованные в «бандитском Петербурге», дают свои результаты.

«Путин переигрывает Зеленского как ребенка» — Polskie radio

загрузка...

Подтверждением тому является история, по крайней мере, трех президентов Украины.

«Настоящего украинского националиста» Ющенко он ввел в бесконечную нирвану с помощью веселящего газа «РосУкрЭнерго». Так мы потеряли третьего президента, беззаботное бытие которого стало полностью определять его сознание.

Игра с Януковичем была построена на комплексах дважды судимого зека, которому очень льстили заявления о его ментальной близости с ФСБ-шным подполковником и возможность общения «на равных». Именно так Федорыча развели на Харьковские соглашения. Правда позднее, когда Кремль продемонстрировал, что применительно к Украине он не разделяет известную истину, что «Техас должны грабить только техасцы», началось глубокое непонимание. Но было уже поздно: капкан – это покруче кокона.

Порошенко в Кремле просчитали заранее, еще до окончательной вербовочной беседы с резидентом DF, состоявшейся весной 2014-го в венском отеле. Детские комплексы, патологическая жадность и абсолютная беспринципность Петра Алексеевича, тщательно изученные на основе бурной деятельности в Украине, Молдове и Приднестровье, легли в основу его психологического профиля и последующих усилий Москвы по разложению украинской власти.

Порошенко снова бесстыже соврал на пресс-конференции про свой сговор в Вене с Фирташем и Левочкиным

Сейчас очередь Зеленского. Его «считают» спецслужбы и аналитические центры друзей и врагов. Учитывается все: характер, жизненный опыт, амбиции, тяга к театральным эффектам, жажда общественного признания и аплодисментов, отсутствие отрезвляющего опыта поражений.

Как действовать в такой обстановке Президенту Украины Владимиру Зеленскому?

Попытаться стать своим среди чужих, поддаться их уговорам и собственному соблазну продемонстрировать быстрый результат? Проигнорировать многочисленные предостережения украинских и зарубежных экспертов и тем самым поставить под угрозу будущее своей страны?

Именно к этому его подталкивают логика предыдущих действий, собственное окружение и нормандские собеседники. Последние ощутимо напряглись в готовности поаплодировать безрассудному поступку – благо потом, когда наступит горькая расплата, можно будет говорить, что Украина сама пошла на такой шаг.

Кучма: Макрон и Меркель будут уговаривать Зеленского уступить Путину — Associated Press

Есть и иной путь. Выключить «турборежим», сверить часы с украинским народом, который в вопросе войны и мира уж точно имеет право на правду и уважительное к себе отношение, и, опираясь на его поддержку, впервые в истории независимой Украины заявить о собственной внешнеполитической позиции и предложить западным партнерам иную стратегию совместных действий по восстановлению мира и возвращению Крыма и Донбасса.

Проблема всех украинских лидеров состояла в том, что право на собственный курс и твердую позицию у нашей страны всегда было, а духу на то, чтобы о нем заявить, – никогда не было.

Мы не должны исходить из логики криминальных отношений в подворотне – если финка в кармане (ядерное оружие) есть, то и право есть, ну а если ее нет, то лучше помалкивать и слушать других.

На самом деле наше право базируется как раз на обратном – мы присоединились к соглашению о нераспространении ядерного оружия и отказались от третьего по мощности в мире ядерного арсенала. Благодаря нам жизнь на планете стала безопаснее.

Заявить о нашем праве еще не поздно, но при этом надо понимать, что Украина со своими проблемами никому в мире не нужна. У каждой страны есть свои национальные интересы, и они никогда не будут совпадать с нашими.

Именно поэтому важно соблюсти два условия, без которых попытка реализовать наши права обречена на провал.

Первое. О своем праве надо заявлять во весь голос и с самых высоких трибун – Генассамблеи ООН, Конгресса США и подобных. Любая попытка сделать это в камерном формате – Нормандском, Минском и любом подобном приведет к длинным пустым разговорам и, в конечном счете, к поражению. Владимиру Зеленскому, начинающему свой путь в мировой политике, необходимо учитывать, что ни один лидер цивилизованной страны не посмеет на весь мир отказать Украине в праве на мирную жизнь и возврат всех оккупированных территорий, но многие из этих лидеров в узком кругу найдут тысячи правильных слов, чтобы оправдать свое бездействие.

Второе, и, пожалуй, самое важное. «Пробивная сила» заявлений Президента напрямую зависит от понимания и поддержки украинским народом его стратегии в вопросе войны и мира. Речь именно об осознанной поддержке стратегии, а не о сиюминутном рейтинге популярности политического кумира!

Думаю, каждый, кто отваживается предложить себя в качестве президента страны, уверен, что знает рецепты решения самых острых проблем. Однако зачастую это оказывается не так.

Конечно, субъективная позиция лидера во многих случаях является определяющей. Это характерно не только для Украины. Но у нас, в отличие от Москвы, Берлина, Парижа и Вашингтона, все делается по наитию, нередко на основе ложных посылов, завышенной самооценки и без детального анализа истории вопроса.

Порошенко, получив 54% поддержки народа под обещание мира за две недели, поначалу пребывал в полной уверенности, что у нас не война, а столкновение амбиций постмайданной власти с Кремлем, и он по-купечески сможет договориться с Путиным. Цена его иллюзий – тысячи человеческих жизней, десятки тысяч покалеченных, миллионы беженцев и Минский тупик, единственный путь из которого ведет к утрате независимости и разрушению украинского государства.

Зеленский – тоже человек. Он, как и большинство украинцев, на генетическом уровне не любит власть (чужую уж точно?).

Уровень электоральной поддержки подогревает его уверенность в собственной непогрешимости и никчемности низвергнутого предшественника, да и всех представителей старой власти.

Полагаю, что именно на этом базируется его надежда на успех мирных переговоров с Путиным и прорыв в Нормандском формате.

Я тоже, мягко говоря, не люблю Порошенко и считаю, что он должен за многое ответить. За Иловайск, за минский сговор и игнорирование Будапештских гарантий, в конце концов, за пять лет жизни каждого из нас, которыми он распорядился в своих меркантильных интересах.

Но слишком простой и ошибочной будет мысль о том, что если Порошенко не сумел договориться с Путиным, то я, Зеленский, точно сумею. Президенты Украины меняются, а Путин все тот же, и планы его неизменны. Ему нужна вся Украина или ее руины. На меньшее он не согласен.

Именно об этом надо помнить Президенту Украины Владимиру Зеленскому, когда он будет делать свой выбор.

И еще об одном. Своим среди чужих все равно не стать. Это всего лишь временная иллюзия.

А чужим среди своих можно оказаться очень быстро и навсегда. Война и мир – это самый больной вопрос, ошибок в котором народ не простит никому.

P.S.

Специально для Владимира Зеленского всего одна цитата о «безальтернативных Минских договоренностях»: «Соглашение, подписанное в Минске в феврале, следует называть не мирными договорённостями, а соглашением о разделе Украины, которое было навязано Киеву Германией, Россией и Францией. Сейчас соблюдение этого раздела страны отслеживается международным сообществом посредством ОБСЕ. Минские соглашения – не решение, а проблема, поскольку фактически они придают легитимность российскому вторжению в Украину», – Курт Волкер, авторитетный американский эксперт по вопросам внешней политики, июль 2015 года (до назначения на должность специального представителя Госдепартамента США по Украине) https://www.golos-ameriki.ru/a/ron-volker-on-ukraine/2877281.html.


загрузка...
загрузка...