«Чем чаще Зеленский будет просить Путина не стрелять, тем сильнее тот будет терроризировать Украину»

https://dnews.dn.ua/static/images/previews/72/721805-0.jpgМежду тем, что думаешь ты, и тем, что думает твой соперник, особенно наглый и ресурсный — огромная пропасть. Попросить что/то в большой шахматной игре — это совсем не значит получить что/то в ответ. Искусство переговоров – простое только на первый взгляд. «Мне надо и тебе надо — договоримся». В реальном мире все не так. Слишком много полутонов, чтобы было просто)…

Такие оценки озвучил сегодня в ФБ политолог Михаил Подоляк.

Серьёзные переговоры требуют очень много специфических качеств и навыков. Надо хорошо знать, прежде всего, сотни разных «интересов», накопленных в данной «истории» за много лет… Понимать психологию оппонентов как свою… Обладать волей, которая позволяет идти на уступки там, где нужно идти, но вызовет непонимание окружающих. И не идти там, где это бессмысленно, хотя и пиарно… Объективно оценивать своих возможности, а также предел, до которого сможет повысить ставки оппонент.

Нелепо ведь просто говорить вслух что-то типа: «мне это надо, потому что надо»). Не имея при этом рычагов давления. Это точно не переговоры. Скорее, классический украинский PR. Глупый и безнадежный. Когда ты бравурно так, гопаково выходишь, всерьёз полагая, что другая сторона будет строго придерживаться каких-то твоих представлений об этом мире.

Глупо? Но именно так и вёл «переговоры» ПА. Правда, при этом он понимал, что ни о чем на самом деле не договаривается с РФ (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18). А только лишь создает картинку для продажи на внутреннем рынке…

Владимир Зеленский, безусловно, малоопытный переговорщик на глобальном рынке). И пока не понял главную фишку главного оппонента. «Честные глаза Путина» не означают выполнения договорённостей. «Улыбка Путина» не означает его согласия с аргументами. «Хитрый прищур Путина» — это не его готовность идти на какие-то уступки.

Глобальный рынок — это рынок нервов, выжидания и обмана… Полноценные переговоры, по сути, та же война. Конфронтация. С той стороны оппонент, мотивы которого ты не до конца понимаешь. Даже если он объясняет их. У него свои конкретные интересы. И он точно не намерен тебе подыгрывать. Переиграть — да. Обмануть — да. Получить больше, чем отдать — да. Простые аксиомы. Правда, не/климкинского уровня…

И естественно, поменьше уже должно быть бесконечного танцующего неофитства). Всех этих хипстеров-мальчиков в гламурных розовых шортиках, которые жизнерадостно так вопят: «да мы сейчас все порешаем, потому то что мы зеленые»).

 

Переговоры — это тщательное планирование мимики, поведения, сказанных слов, синхронных выступлений команды переговорщиков. Это обязательная медийная пред-подготовка на внешних рынках. Это абсолютно точное знание своих и чужих козырей. И особенно красных линий, за которые ни при каких…

Разумеется, нет ни малейшего смысла копировать переговорную модель, которую юзала прошлая власть. Она не решала ни одной проблемы. Но точно нельзя выходить на разговоры, если нет заготовок для длительной партии, а расчёт делается только на откровенность и добрую волю оппонента. Путин куда хитрее и тяжеловеснее фанваронистого Порошенко и потому легендарный «тв-стадион» уже не работает…

Зеленскому пора, наконец, четко определиться с Донбассом и Россией

***

загрузка...

Известный российский социолог и политолог Игорь Эйдман (проживающий в Германии» так прореагировал на вчерашний звонок Зеленского Путину:

«Чем чаще Зеленский будет просить Путина не стрелять, тем сильнее тот будет терроризировать Украину. Для террориста стрельба — инструмент шантажа. Если террорист видит, что этот инструмент работает, он начинает ещё более активно использовать его для достижения своих целей:

«Вы просите, чтобы я не стрелял? Тогда скорее выполняйте все мои требования.

Отказываетесь? Тогда стрельбы будет ещё больше».

Примерно так и ведёт себя Путин».


загрузка...

Комментарии 1

  • Никто, кроме умалишенных, не ждет остановки военных действий из-за просьбы прекратить их. Странно, что люди не понимают, что военные действия, такие как иностранная интервенция, вне закона. И потому нужно законность восстанавливать, а не строить с интервентами северный поток. Если поступать иначе, то при этом теряется смысл международного законодательства как такового.

загрузка...