Насколько больно ударит по Украине новый мировой кризис?

Недавний резкий обвал на мировых фондовых рынках может быть «первой ласточкой» очередного масштабного кризиса. Если он случится, то сильно ударит по Украине, поскольку отечественная экономика очень открыта миру, и любые серьезные внешние потрясения значимо повлияют на нашу страну.

Такой прогноз высказывает в сегодняшней статье издание «Минпром».

Первая неделя февраля ознаменовалась неожиданным обвалом мировых фондовых площадок. Рынок акций США 5 февраля упал максимально за период с 2011 года: так, индексы Dow Jones и Standard&Poor’s опустились более чем на 4% и полностью нивелировали рост, зафиксированный с начала 2018-го. При этом обвал Dow Jones в течение торгов на 1600 пунктов (с выравниванием до 1175 пунктов к закрытию сессии) стал максимальным за всю историю его существования.

В тему — Рынок акций США пережил 5 февраля рекордный обвал за 7 лет

На следующий день за американскими рынками последовали азиатские: японский индекс Nikkei рухнул на 6,6%, китайский Hang Seng – на 5%, Shanghai Composite – на 2,2%. К концу той же недели глобальные площадки снова испытали спад, хоть уже и не такой сильный.

Первые симптомы?

Причинами события эксперты называют «перегрев» рынка, происходивший в последний год – это касается и американских, и других активов, а также цен на нефть, которые теперь перешли к снижению. Доходность быстро росла, и коррекция была неизбежной. По словам главного стратега JPMorgan Asset Management Дэвида Келли, ситуация напомнила ребенка за столом, который, съев и торт, и мороженое, берется и за печенье, что приводит к перееданию.

Аналитики полагают, что это была лишь локальная коррекция, по крайней мере, пока. Некоторая волатильность на рынке сохранится, но не более того. Среди факторов – достаточная стабильность экономики США, а также новая волна ужесточения монетарной политики центробанков мира, в т.ч. и в Штатах. Эта волна направлена, кроме прочего, на сдерживание проявлений нестабильности. Так, министр финансов США Стивен Мнучин заявил, что Белый дом внимательно следит за событиями и не видит оснований для беспокойства: «Основные показатели экономики очень сильны, она развивается очень хорошо. Налоговая реформа явно помогает прибыльности».

Интересно, что МВФ накануне обвала, в конце января, объявил о прогнозе стабильного роста международной экономики в 2018-19 годах. По данным Фонда, мировое промпроизводство в 2017-м выросло на 3,7% после увеличения на 3,2% в 2016-м, и это формирует предпосылки для устойчивой тенденции, которая подкрепляется активизацией спроса. И все же февральские события дали новый импульс тлеющим разговорам о новой волне тотального кризиса. Уже на недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе, за пару недель до биржевого обвала, активно обсуждались актуальные экономические риски. В частности, экономисты обращают внимание, что после прошлых кризисов восстановление было более активным, чем сейчас. Действительно, в последние годы речь постоянно шла о «вялом» возрождении глобальной экономики с темпами 1-2%. На таком фоне прямые иностранные инвестиции в 2017-м рухнули на 16%, до 1,52 трлн долл. – хотя ожидался рост (в этом году прогнозируется восстановление до 1,8 трлн долл.). А стоимость объявленных новых проектов сократилась на 32%, до 571 млрд долл., это минимум с 2003-го.

В тему — Bloomberg: американский миллиардер предрек наихудший в истории обвал рынков

Еще одно отличие от прежних примеров: раньше при оздоровлении ситуации торговля становилась более открытой, но сейчас растет протекционизм: только в 2017 году, по данным Global Trade Alert, страны ввели 642 протекционистские меры – почти вдвое больше, чем в 2010-м. Притом на США пришлось 143 меры, на 59% больше, чем в 2016-м. Есть признаки кризиса и на рынке корпоративных долгов: в 2016 году был побит рекорд 2009-го по числу дефолтов – 162 случая, сообщает S&P Global. А отношение капитализации к прибыли, скорректированное с учетом циклов (CAPE), было выше лишь дважды в истории – как раз перед началом кризисов 1929 и 2008 годов. Гендиректор Citigroup Майкл Корбат отмечает: «Когда наступит новый кризис (а он наступит), он, скорее всего, будет резче, чем если бы по пути мы смогли выпустить немного пара». Правда, это говорилось до февральских событий, которые стали своего рода сбросом рыночного напряжения. Также одним из традиционных сторонников версии о новой кризисной волне является американский миллиардер Джордж Сорос.

Украинский аспект

В пользу пессимистического сценария высказывается и известный украинский специалист Эрик Найман, для которого февральский обвал – репетиция нового кризиса, который разразится в 2019-20 годах. По его оценке, на данном этапе негатив сменится новым ростом, и рынок акций может даже обновить исторические максимумы – но ненадолго. К маю международная экономическая обстановка может спровоцировать ухудшение ожиданий по прибыли акционерных компаний и всеохватный разворот фондовых трендов к «медвежьему» состоянию, когда доминируют игры на падении акций. Это состояние обычно длится около года, за это время фондовые индексы падают на 35-50%. «А так как фондовая динамика предвосхищает ситуацию в экономике, то к ноябрю вероятно начало экономического кризиса в США, – допускает эксперт. – Если это произойдет (реальность может быть иной, лучше или хуже прогнозов), то накроет кризисом и остальной мир. И Украину, с ее гигантскими выплатами внешнего госдолга в 2019-20 годах».

загрузка...

Действительно, отечественные рынки существенно пострадали от прошлого кризиса-2008: достаточно вспомнить, что в 2009-м ВВП страны уменьшился на 14,8%. Потом началось восстановление, но оно не было устойчивым и получило новый сильный удар после Евромайдана и последовавшей затем российской агрессии. Один из самых опасных рисков – подорожание внешних заимствований, что сразу осложнит работу с государственным долгом (кредиторы закладывают в цену своих займов возможные трудности с их возвратов и другие риски). Кроме того, при масштабной дестабилизации инвесторы массово уходят в наиболее защищенные активы – в различную собственность развитых стран, от ценных бумаг до долгосрочных инвестиций. Это означает «бегство» от вложений в развивающиеся экономики и, шире, в emerging markets с их более высокой доходностью при повышенной рисковости. Тем самым новый мировой кризис означал бы и отток зарубежного капитала с украинского рынка, дополнительно усугубляя и без того сложную страновую ситуацию. Это уже происходило после 2008 года, затем сменившись новым этапом «моды» на инвестирование в emerging markets.

Другой очевидный риск – глобальный спад спроса «на все», начиная с промышленного сырья и полуфабрикатов, которые по-прежнему составляют основу товарного экспорта Украины. Одновременно сокращаются и цены на продукцию. В 2009-м это обвалило отечественный экспорт на 40,7% в денежном выражении (до 39,7 млрд долл.), в т.ч. черных металлов – на 55,3%. В этой связи глава бюджетного комитета общественного совета Минфина Тарас Козак акцентирует: украинская экономика очень открыта миру, и любой серьезный внешний кризис будет значимо влиять на нашу страну. Понятно, что снижение экспортных поступлений и отток капиталовложений спровоцирует девальвацию, стремительное ухудшение экономических показателей и условий жизни населения.

Пока что это лишь один из сценариев. В 2008 году у страны была «подушка безопасности» в виде сравнительно невысокого внешнего госдолга (56,7% ВВП – против нынешних более чем 80%) и, как минимум, внутрихозяйственной целостности, которая сегодня разорвана событиями в юго-восточных регионах. А значит, возможный удар кризиса будет особенно ощутимым.

***

Добавлю, что накануне кризиса 2008 года золотовалютные резервы Украины превышали 38 млрд долл, а сейчас — лишь 18,4 млрд. К тому же, они уже сокращаются два последних месяца без всякого мирового кризиса и продолжат быстро снижаться в обозримом будущем (до тех пор, пока МВФ не возобновит кредитование, что невозможно при нынешней клептократической власти во главе с Порошенко).


загрузка...

Комментарии 2

загрузка...