«Русский Берлин» поддерживает Киев, а не Москву — Deutsche Welle


Шесть историй о том, как отразилась агрессия России против Украины на живущих в Берлине россиянах и украинцах. Как они уживаются друг с другом в одном городе?

В немецкой столице живут десятки тысяч выходцев из бывшего СССР. До недавнего времени все они составляли некую общность — "русский Берлин", и всех их коренные немцы называли "русскими".

Конфликт между Россией и Украиной изменил ситуацию. "Русский Берлин" разделился на тех, кто поддерживает новую власть в Киеве, и на сторонников российского президента. Как они уживаются друг с другом в одном городе? Какое влияние на отношения между ними оказывают доступные и в Берлине российские и украинские телеканалы?

Анастасия из Донецка

Анастасия семь лет назад вышла замуж за немца и уехала с ним в Берлин. Познакомились они в Крыму, где он отдыхал, а она — студентка Донецкого университета — подрабатывала в каникулы. В Донецке у нее остались родители (мать русская, отец украинец), брат с женой.

Сторонников сепаратистов в семье нет. Жена брата, правда, в первое время хотела, чтобы Донецкая область присоединилась к России, но потом, увидев, как ведут себя на востоке Украины российские военные, поняла, что происходит на самом деле, и передумала, рассказывает Анастасия. А отец с матерью и брат с самого начала поддерживали новую власть в Киеве. Очень уж им, как и самой Анастасии, досаждала повальная коррупция во времена Януковича.

Среди русскоговорящих знакомых Анастасии — главным образом единомышленники, с которыми она познакомилась на демонстрациях в поддержку Майдана. А вот "В Контакте" ее, назвав "фашистом" и "бандеровцем", многие из друзей удалили. И даже родственники в России не верят, что она им рассказывает о реальном положении дел в Донецке, о произволе, который чинят сепаратисты в отношении ее родственников.

Берлинский одессит

Одессит Ефим видит главную причину в эффективности российской телепропаганды. В берлинских ресторанах и барах, куда он ходит, часто встречаются, по его выражению, "отморозки", верящие во всемирный заговор американцев.

"Есть и украинцы, которые за Путина, — рассказал Ефим корреспонденту DW. — А что вы хотите? Люди и в Берлине зомбированы, те, которые с утра до вечера смотрят Первый канал".

Но в кругу его друзей, в числе которых и русские, и украинцы, спорят шутя. "Мы просто иногда подзуживаем друг друга", — сказал Ефим, употребив при этом непечатное слово.

Алена из Запорожья

Алену из Запорожья, как и Ефима, удивляют некоторые давно осевшие в Берлине украинцы. Их пропутинские настроения она тоже объясняет в первую очередь российским телевидением, к которому они привыкли за долгие годы жизни в Берлине. "Как можно быть патриотом чужой страны, — спрашивает Алена. — Откуда такая слепая любовь к Путину"?

Пытаться спокойно разговаривать с такими, как выразилась Алена, "упертыми" практически невозможно. "Они не слушают никаких доводов, и аргументов у них нет, — сетует она, — только пересказывают увиденное по Первому каналу или в программе у Киселева".

Сама она приехала в Германию три года назад, учится в берлинском университете, изучает науку о средствах массовой информации. Майдан не оставил ее равнодушной. Весной 2014 года она взялась помогать раненым из Киева, которых лечили в берлинских клиниках.

Раньше Алена принимала активное участие в движении украинских волонтеров в Берлине, теперь перестала. В ее словах звучит определенное разочарование тем, что происходит в Украине, слишком медленным процессом перемен. Обратно она не собирается.

Разъезжаются кто куда и многие ее знакомые из самой Украины. Жаль, говорит Алена, но на родине она не видит для себя перспектив.

Эмиль и "Крым наш"

На призыв корреспондента DW в социальных сетях и университетских кругах откликнулись многие живущие в Берлине россияне и украинцы, но только те, которые критически относятся к политике Кремля. "Те, которые поддерживают Путина, не доверяют немецким средствам массовой информации, считают, что они все перевирают", — объяснил Эмиль, зашедший перекусить в русский ресторан "Зеленая лампа".

Эмиль еще подростком переехал из Москвы в Берлин 14 лет назад. Телевидение — а смотрит он и российское, и украинское, и немецкое — называет "зомби-ящиком", но больше верит все-таки российскому. "Привирают, конечно, все каналы, — признает он. — Но российские хоть какие-то факты приводят, а украинские зомбируют без фактов".
Эмиль считает, что во внешней политике Путин все делает правильно, ему нравится Сергей Лавров, госсекретаря США называет "клоуном", а новую власть в Киеве — коррумпированной, не оправдавшей надежд, которую на нее возлагали и на Украине, и в России.

С берлинскими русскоязычными знакомыми, которые по-прежнему занимают украинскую сторону в конфликте с Россией, он общаться перестал. Говорит, что бессмысленно пытаться говорить с людьми "с таким завышенным чувством патриотизма", не понимает моды на украинские "вышиванки", которые называет "деревенской одеждой".

Сам он иногда ходит в майке с российским флагом и даже раздобыл футболку с надписью "Крым наш". Правда, надевает Эмиль их не из "слепой любви к Путину", а из принципа, в пику царящему, по его мнению, в Германии проукраинскому мейнстриму.

Сергей и "вышиванки"

Москвичу Сергею "вышиванки", напротив, нравятся, он видит в моде на них признак единения украинской нации. Среди тех, с кем Сергей учится и общается на экономическом факультете в Берлине, много и русских, и украинцев. Большинство, как и он сам, приехали на небольшой срок по обмену.

"О политике, — рассказал он, — речь сразу не заходит, но все о ней думают и только аккуратно выходят на тему российско-украинского конфликта". При этом Сергея, по его собственному признанию, "приходится разнимать с самими русскими, хотя здесь и нет отъявленных "ватников". Впрочем, говорит он, то же самое с ним было и в Москве. Новым и во многом неожиданным стало для Сергея в Берлине знакомство с украинцами, с живыми свидетелями драматических событий на Майдане.

Неожиданным для него стало то, что его новые знакомые, живущие в разных украинских городах — и на западе страны, и на востоке — ощущают себя единым народом, гражданами одного государства. "Одессит Юра, например, говорит как типичный москвич, не отличишь, — описал Сергей своих новых друзей, — а Артем из Киева — такой, каким я представлял себе классического украинского парня". При этом оба, по мнению собеседника DW, чувствуют себя представителями одной нации.

"Меня обрадовало то, — не без зависти заключил Сергей, — что я увидел в украинцах".

Ночной разговор по скайпу

Ирина изучает в Берлине международные отношения. Большинство ее и русских, и украинских знакомых — сторонники Майдана, с симпатией относятся к новой власти в Киеве.

Но вот россияне, рассказала она корреспонденту DW, такие симпатии предпочитают не афишировать, свое мнение держат при себе, старательно фильтруют посты в Facebook, переписку по электронной почте, общение с друзьями в России по скайпу. "Им же домой ехать, боятся, как бы чего не вышло, опасаются прослушки, — говорит Ирина. — Короче, пока ты с российским паспортом, лучше не высовываться".

Лично для Ирины российско-украинский конфликт радикально изменил ее круг общения. Она оказалась по одну сторону баррикад, некоторые друзья и родители — по другую.

Недавно Ирина разыскала через социальные сети школьную подругу, с которой не виделась много лет.

Почти четыре часа говорили по скайпу, вспоминали одноклассников. Политику не трогали, тщательно избегали затрагивать рискованную для дружбы тему. И только в три утра подруга, как оказалось, участница протестов на Болотной, решилась спросить: "Ну, ладно. А Крым, он, по-твоему, чей?"

Возобновленная дружба окрепла. Теперь они часто включают скайп.

Никита Жолквер, Берлин, Deutsche Welle

Напомню, директор Аналитического центра Юрия Левады Лев Гудков рассказалв интервью «Радио Свобода» подробно, как лживая кремлевская пропаганда целенаправленно оболванивает россиян. «Уже почти два года длится очень мощная и агрессивная антиукраинская, антизападная пропаганда. Смысл ее – не столько обосновать негативное отношение к самой Украине, сколько дискредитировать курс Киева на построение демократического, правового государства и его желание интегрироваться в сообщество цивилизованных, современных, развитых стран. Страх Кремля перед возможностью повторения таких событий в России привел к резкому усилению репрессивной политики внутри страны и попыткам дискредитации всего украинского национально-демократического движения. Эта "бомбардировка", очень жесткая, очень эффективная и непрерывная, дала свои результаты в отношении к Украине», — отметил он.

О том, что кремлевская пропаганда взяла в последнее время на вооружение методы геббельсовской пропаганды, подметили уже многие эксперты. Например, еще одно немецкое издание — Die Welt — в прошлом году писало, что Путин лжет как Гитлер.

Впрочем, весь выстроенный сейчас усилиями Путина режим в России очень схож с тем, который был в Германии в 30-40-х годах прошлого века при Гитлере. Координатор Международной антипутинской коалиции «Стоп фашизм в России» Герман Обухов недавно привел пять признаков фашизма в путинской России, которые все на сегодня явно присутствуют в РФ.