вторник, 15 ноября 2016 г.

Трехэтапная стратегия Трампа по Украине - The National Interest

У новой администрации Трампа нет более важного внешнеполитического приоритета, чем урегулирование исключительно деструктивного, а возможно, и катастрофического конфликта в Украине. Аннексия Крыма и продолжаемые Россией (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) военные инициативы на востоке Украины в Донбассе представляют собой вопиющие нарушения норм международного права. Эти действия оказывают пагубное влияние на российско-американские отношения, которые вернулись в эпоху холодной войны, полностью подорвав конструктивный диалог.

Предвыборный штаб Трампа обещал, что став президентом, он разработает абсолютно новый подход к России, и будет поддерживать отношения с Путиным и его окружением, полагаясь на свои навыки ведения переговоров, отточенные во время занятий бизнесом. Мы считаем, что Трампу пора воспользоваться той благоприятной возможностью, которая появилась у него в результате ошеломительного избрания на президентский пост, и выдвинуть Путину кардинально новое предложение по деэскалации украинского кризиса, а также заложить основы конструктивной программы по примирению между Соединенными Штатами и Россией. Альтернатива, какой является продолжение нынешней политики, приведет лишь к дальнейшей подрывной риторике, к дорогостоящему и опасному наращиванию вооруженных сил и вооружений с обеих сторон и к усилению военного противостояния между членами НАТО и Россией.

Новая администрация Трампа может на вполне законных основаниях дезавуировать прежнюю политику США, породившую столь мощную враждебность со стороны Путина и воспринятую им и его окружением в качестве угрозы жизненно важным интересам национальной безопасности России. Составными элементами такой политики, в частности, являются существенное расширение НАТО в восточном направлении после окончания холодной войны и увеличение количества стран-членов альянса с 16 до 29, а также внешнеполитические инициативы США, выдвинутые при Клинтоне, Буше-младшем и Обаме. Действия в Сербии/ Косове в 1999 году, в Ираке, начиная с 2003 года и в Ливии в 2011 году в совокупности с «цветными революциями» в бывших советских республиках были восприняты Путиным как намерение прямо либо опосредованно дестабилизировать нынешний режим в Москве. Перспектива вступления Украины в НАТО вызвала особую обеспокоенность. Выступая 19 марта 2014 года в российском парламенте с обоснованием присоединения Крыма, Путин объяснил: «Что означала бы эта перспектива для Крыма и Севастополя? То, что в городе русской воинской славы [Севастополе] появился бы натовский флот, что возникла бы угроза для всего юга России — не какая-то эфемерная, а совершенно конкретная».

Во время предвыборной кампании избранный президент Трап называл политику США в отношении России абсолютно неправильной. Он находится в идеальном положении, чтобы выстроить совершенно новые отношения между США и Россией. И первостепенным делом здесь является Украина. В этой связи мы предлагаем следующую трехэтапную стратегию для начала процесса переформатирования двусторонних отношений.

1. Для начала Россия и Запад должны «согласиться не соглашаться» о статусе Крыма на неопределенно долгий срок. Именно такое отношение было на Западе к трем прибалтийским республикам с 1940 года вплоть до распада Советского Союза. Это вряд ли можно назвать изящным или даже удовлетворительным решением, но, по крайней мере, такая мера осуществима и оправдана практической реальностью.

2. Стороны должны договориться о сохранении статус-кво Донбасса как части Украины и об эффективно реализуемом прекращении огня.


3. Соединенные Штаты Америки, Европа, Россия и Украина должны совместно оценить ситуацию и сформировать комплексный пакет помощи с целью восстановления экономики в Украине. Сделать это нужно на уровне министров иностранных дел. При этом исходить следует из того, что создание экономически и политически жизнеспособной Украины соответствует долгосрочным интересам всех сторон, в том числе, России. Выработка деталей такого пакета помощи создаст механизм для разрешения сторонами основополагающих и по всеобщему признанию трудных политических проблем. Такая инициатива должна исходить от новой администрации, став предварительным сигналом о том, что Путина никто не игнорирует, и что избранный президент желает сотрудничать с ним в рамках восстановления российско-американских отношений с выводом их на конструктивный уровень.

На оказание значимой экономической помощи Украине потребуются миллиарды долларов, и распределение этих средств надо будет строго контролировать. Эти средства включают: (а) деньги на восстановление предприятий и услуг инфраструктуры и (б) деньги на финансовую компенсацию для десятков тысяч беженцев и людей, продолжающих жить в своих домах, за их финансовые потери и причинение вреда здоровью.

К достоинствам такого подхода относится то, что каждая сторона может создать свою собственную формулу и обоснование той доли необходимых денежных средств, которые необходимы для финансирования различных проектов. То есть, каждая сторона сможет сама для себя определить меру «успеха».

Украина может назвать российские средства опосредованной «репарацией» или денежным эквивалентом за аннексию Крыма и за разрушения, причиненные восточным регионам Украины. А Россия, со своей стороны, сможет рассматривать эти средства как плату за появление у нее надежного торгового партнера и/ или как компенсацию Украине за ее отказ от особых торговых уступок, предлагаемых Европой. Окончательный статус отношений между Украиной и ЕС может быть определен в свете дальнейших событий.

У нынешних руководителей России и США очень разные точки зрения на свои национальные интересы. Так было и во времена холодной войны. Когда избранный президент Трамп в январе 2017 года вступит в должность, изложенная здесь инициатива или некая ее разновидность может стать началом выхода из зловещей политической дилеммы, в которой запутались обе страны, и которая создает серьезнейшую угрозу всему миру.


Джеффри Берт, Джеймс Хитч, Питер Петтибоун и Томас Шиллингло, The National Interest (США) 

Джеффри Берт, Джеймс Хитч и Питер Петтибоун работали партнерами в известных международных юридических фирмах, возглавляя советскую и российскую практику в Arnold & Porter LLP, Baker & McKenzie и Hogan Lovells, соответственно. Томас Шиллингло работал юристом в Corning Inc., возглавляя проекты в этом регионе. Авторы статьи на протяжении десятилетий вели переговоры о сделках и разрешали споры в СССР, России и в Украине, в которых участвовали их клиенты, а также государственные и частные предприятия. Они принимали участие в работе многочисленных межправительственных консультативных комиссий, а также занимали различные руководящие должности в Ассоциации американских адвокатов, в международных торговых и арбитражных организациях, имеющих отношение к этим странам.

***

Напомню, вчера Трамп и Путин поговорили по телефону впервые после выборов в США. При этом позвонил не Трамп Путину, а наоборот, хотя в России попытались скрыть данное обстоятельство (перед тем Трамп уже поговорил по телефону с лидерами минимум пяти государств). Украина в разговоре не затрагивалась.

Также вчера трибунал в Гааге признал военную оккупацию Крыма Россией. Соответственно, Путин, как президент и верховный главнокомандующий РФ, совершил международное преступление, отдав приказ захватить Крым…