среда, 2 ноября 2016 г.

Подъем Путиным России с колен оказался профанацией - The Financial Times

Эта статья стала ответом на приглашение Гидеона Рахмана читателям сдать его «экзамен по истории за 2066 год». Откликов поступило 170, и Financial Times публикует пять самых лучших. В данной статье рассматривается следующий вопрос: хорошим или плохим царем для России (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) оказался Владимир Путин?


Когда первый свободно избранный (более или менее) лидер России
Борис Ельцин в 1999 году подал в отставку, прогресс страны зависел от того, станет ли его преемник более демократичным, менее коррумпированным и реже пьющим. Из трех сбылось одно.

Холодный и трезвый Владимир Путин подобно царю создал гибридный режим, пользующийся деспотичными методами из советской эпохи. Он официально стал монархом всего за несколько месяцев до своей гибели от когтей недостаточно напичканного лекарствами медведя, с которым новоявленный царь танцевал танго в передаче Russia Today.

Но став жертвой неудачного рекламного трюка, Путин избежал той участи, которая выпадает на долю многих диктаторов — силового свержения. Это обеспечивали его силы безопасности, которые он держал железной хваткой, и искусственно культивируемая циничная апатия населения. Казалось, что он почти на всем протяжении своего правления наводил порядок в России и возрождал ее глобальное влияние. Но на самом деле, это был в основном потемкинский фасад, скрывавший глубокую коррозию институтов и общества в России. После себя Путин оставил хаос, и его правление в конечном итоге стало катастрофой для России.

Когда Путин пришел к власти, развитию страны мешала коррупция. Его первоначальные действия по изгнанию из России самых отвратительных олигархов были оправданны. К сожалению, те методы, которыми он пользовался, не были таковыми. Подчинив суды Кремлю, он уничтожил зарождавшуюся власть закона. Это положило конец переходу к открытому обществу, который начался еще до краха коммунизма при Михаиле Горбачеве. Вместо него руководящим принципом снова стала поговорка «Сильный всегда прав».

Вместо того, чтобы вернуть собственность низложенных олигархов государству или прозрачным частным компаниям, Путин еще больше усугубил ситуацию, перераспределив это богатство между своими близкими друзьями, большая часть которых была из КГБ. Пока эти бояре наших дней зависели от него, поскольку он обеспечивал им доступ к кормушке, Путин мог сохранять стабильность, выступая в качестве арбитра в спорах между этими людьми. Но после его смерти ни один из членов правящей элиты не смог обрести такую же власть, и драка за добычу переросла в войну преступных банд.


Начавшаяся борьба за власть привела к полному разоблачению масштабов личной коррумпированности Путина. Когда в 2016 году были обнародованы панамские документы, возникли подозрения, что те миллионы долларов, которые были оформлены на его друга музыканта Сергея Ролдугина, принадлежат Путину. Теперь эти подозрения подтвердились. Кавказские демонстранты, захватившие путинский дворец в Сочи, нашли документы, показывающие, что ему принадлежит контрольный пакет акций швейцарской фирмы, торгующей сырьем, а также большое количество недвижимости в Лондоне.

Личные финансы Путина были в отличном состоянии, но Россия после его смерти оказалась в сложном экономическом положении. В первое десятилетие его правления в крупных городах были проведены некоторые косметические изменения в лучшую сторону. Но он не сумел воспользоваться высокими нефтяными ценами, которые долгое время превышали 100 долларов за баррель. Путин не смог ликвидировать сырьевую зависимость своей страны. Мало денег вкладывалось в обветшавшую инфраструктуру и коммунальное хозяйство. В конце 2010-х и в 2020-х годах, когда наступила эпоха дешевой нефти, в России усилилась бедность, и ее еще больше усугубила та неразбериха, которая возникла после смерти царя.

После Путина Россия оказалась в столь же сложном политическом положении. Он не хотел назначать себе преемника, потому что боялся возникновения конкурентного центра власти. Дума превратилась в послушный его воле парламент. А когда царь уничтожил все настоящие политические партии и организации гражданского общества, в стране почти не осталось механизмов, благодаря которым мог появиться заслуживающий доверия преемник.

Пожалуй, самый серьезный ущерб нанесла его «пост-правдивая» политика, которая отравляла мир в первой половине 21-го века. Еще до Путина многовековое самовластие приучило русских к тому, что не стоит возлагать большие надежды на своих правителей и надо терпеть их злодеяния. Циничную апатию среди населения культивировали путинские политтехнологи типа Владислава Суркова и Дмитрия Киселева.


Их стратегия была направлена на то, чтобы убедить людей в одинаковой бесчестности всех политиков, и в то же время, показать, что царь, по крайней мере, будет отстаивать не только свои собственные интересы, но и российские тоже. Такой подход сослужил хорошую службу Путину, но стал трагедией для его страны. Путинские пропагандисты уничтожили понятие объективной истины, и вместо нее, по их собственным словам, стали «создавать действительность». Поэтому люди были слабо подготовлены к тому, чтобы делать разумный политический выбор, и легко становились добычей еще более страшных деспотов, которые пришли на смену Путину.

Из-за агрессивной внешней политики царя крах России не вызвал большого сочувствия во внешнем мире. Какое-то время в конце 2010-х годов Путин торжествовал и гордился тем, как Москва восстановила свое глобальное влияние посредством военных интервенций
в Украине, в Сирии и в прибалтийских государствах. Но эта тактика потерпела неудачу, когда стало ясно, что у Кремля нет никаких планов, кроме политики раздора и интриг с целью привлечения внимания США и отвлечения внимания внутренней аудитории от ее проблем. Оперативные и убедительные ответные действия НАТО отбили у России охоту совершать нападения на членов Североатлантического альянса, а Запад ввел еще более жесткие санкции против соратников Путина. Внутри страны усиливалось возмущение, связанное с тем, что российские солдаты гибли на тайных войнах, а власти не признавали эти потери.

Окончательный крах путинских попыток восстановить глобальное влияние Москвы наступил тогда, когда американский президент Дональд Трамп прочитал в Твиттере о Ричарде Никсоне, вдохновился его примером и неожиданно заключил важную сделку с Китаем. Две крупнейшие мировые державы начали впоследствии доминировать в глобальном управлении, а Россия оказалась оттесненной на обочину ее бывшим китайским союзником.

История показала, что Путин 
— плохой царь, нанесший значительный и долговременный ущерб экономике, обществу и международной репутации своей страны.


Пол Нотт — бывший дипломат, в настоящее время живущий в Швейцарии.


The Financial Times (Великобритания)

Хочу возразить против утверждения в начале этой статьи, что Путин, в отличие от Ельцина, оказался реже пьющим. 
 
В связи с чем напомню, что 1 сентября этого года во Владивостоке Путин явился вдребезги пьяным в специальную школу, в которой должен был провести урок. Его едва завели в класс, где долго отпаивали чаем, и таки с опозданием, но привели учеников. Путин при этом был красный как свекла, и часто улыбался (видео данного позорища смотрите здесь!). 

Так что, я думаю, Путин бухает не реже, а даже чаще, чем Ельцин. Только у Ельцина была «широкая душа», и он любил в пьяном виде поучаствовать в различных мероприятиях на публике (попеть, поплясать и т. д.). А Путин прошел в молодые годы школу КГБ и потому предпочитает бухать втихаря — но регулярно (во Владивостоке случился «прокол»)…