суббота, 12 ноября 2016 г.

О холуях Порошенко и не только

Кто смотрел вчера Савика Шустера, несомненно получил океан удовольствия от злобной перепалки двух холуев из уже канувшей в лету, а вернее перетекшей в разные политические проекты, Партии Регионов Вилкула и Гончаренко.

Такими же точно холуями является и весь так называемый политический бомонд, практически все украинские политики и все украинские партии, за немногим исключением, перебывавшие у власти или оппозиции за последние 25 лет.

Такими же холуями являются практически все политологи и журналисты Украины, все средства массовой информации Украины.

Да и сами граждане Украины почти все являются холуями, раболепствующими и меняющими точку зрения в зависимости от взгляда своего начальника на работе или очередного холуйствующего президента.

Таким образом, вся жизнь Украины является сплошным раболепским угодничеством.

Есть, конечно, украинцы, которые не ставят точку зрения в зависимости от точки зрения начальства, но их немного. Даже люди, прошедшие Майдан и фронт, и связавшие потом свою жизнь с нынешним правящим режимом, угоднически заглядывают в рот Порошенко и присным, и попросту являются говорящими головами.

Противно и мерзко наблюдать за хамелеонами украинской политики и такими же мерзкими и раболепствующими украинскими журналистами и телеведущими.

Единственное окно во всей этой вселенской грязи - это передача Савика Шустера, которую Порошенко уже готовится прихлопнуть как надоедливую муху.

А чего иного ожидать от власти и общества, которое взращено в лоне царской империи, а затем еще и прошло кровавую селекцию коммунистического времени!

В этой связи хочется рассказать один из многих трагикомических случаев советского времени.

Где-то в 30-м или 31-м году пришел Сталин со свитой в театр смотреть только что поставленную пьесу Алексея Толстого «На дыбе», рассказывающую о Петре Первом и его царствовании. Весь зал был набит до отказа так называемой советской художественной интеллигенцией и чекистами. Писатели, журналисты, красная профессура, НКВД, ближайшие и не очень соратники Сталина смотрели не столько на сцену, сколько на то, как реагирует на происходящее на сцене великий вождь. Сталин смотрел спокойно, внешне не выражая никаких эмоций. Минут за 15 до окончания спектакля он так же молча и бесстрастно покинул ложу.

Спектакль закончился, но никто не покинул зал. Предполагалось обсудить спектакль. На сцене появилась трибуна, стол, президиум. Все выступающие как один метали гром и молнии, обвиняли Толстого во всех смертных грехах, заявляли о его скрытой враждебности к советской власти, контрреволюционности, героизации русского царя и т.д. и т. п.

Человек десять выступили и все как один смешали писателя с грязью.

Когда выступал одиннадцатый, внезапно на сцене из-за кулис появился художественный руководитель театра и сказал, что узнал мнение еще одного зрителя. Этим зрителем был Сталин.

Сталин одобрил спектакль и высказал, что героизацию Петра нужно усилить.

Зал сначала замер, затаив дыхание, а потом разразился бешеной овацией, криками восторга и умиления.

Стоит ли говорить, что все выступающие затем до одного бурно одобряли спектакль и восхваляли его на все лады.

Наша власть и пресса целиком и полностью, да и сам народ в своей значительной части, вызывает у меня чувство глубокого омерзения своим рабским угодничеством, своей способностью моментально менять свои убеждения в зависимости от того, что сказал мелкий начальник и холуйствующий президент страны.

Вам может не понравиться то, что я написал. Но мне строго наплевать на мнение десятков миллионов холуев. Вот так!

Сергей Диккенс специально для «Экономики от Пророка»