суббота, 19 ноября 2016 г.

До инаугурации Трампа у русского Гитлера есть соблазн изменить ситуацию - Пионтковский

Два месяца до инаугурации нового президента 20 января 2017 года станут периодом полного паралича деморализованной администрации Обамы. У еще недобитого внутреннего путинского Гитлера непременно возникнет соблазн использовать это время для изменения ситуации. Прежде всего в Сирии, а там, чем черт ни шутит, может быть, и в Украине.

Такое предупреждение сегодня высказывает известный российский политолог и публицист Андрей Пионтковский в колонке на сайте "Радио Свобода". Привожу ниже полный текст статьи.

В марте-апреле 2014 года в упоительной эйфорической атмосфере "Русской весны" кремлевская группировка объявила вечно ненавистному и вечно притягательному Западу Четвертую мировую гибридную войну. Она была задумана как реванш за поражение Советского Союза в Третьей (холодной) мировой войне. Так же как Вторая мировая война была для Германии попыткой реванша за поражение в Первой.

Целями войны вожди "Русского мира" назвали преодоление крупнейшей геополитической катастрофы XX века, возвращение в родную гавань исконных русских земель, новый ялтинский раздел мира, при котором путинская Россия (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) признавалась бы смотрящей как минимум за всей территорией бывшего СССР. Горючим материалом для этой войны становились, по замыслу Кремля, русские и русскоязычные граждане, проживающие в соседних с Россией странах – доведенные до отчаяния рядовые шахтеры и трактористы, вдохновленные идеей "Русского мира".

Братскую помощь им должны были обеспечить сначала "вежливые зеленые человечки", а затем и регулярные российские войска. Робкие попытки Запада оказать сопротивление хотя бы на территории стран-членов НАТО превентивно парировались угрозой применения ядерного оружия. В качестве первого этапа была поставлена задача братского расчленения и полного подчинения Украины – проект "Новороссия".

Четвертая мировая война продолжается уже почти три года. На полях реальных сражений, где гибнут люди, в генеральных штабах, где их гибель планируется, в умах миллионов людей, которые решают, за что они готовы или не готовы умирать. Она еще будет продолжаться какое-то время, но исход ее предрешен: путинская Россия потерпела два фундаментальных стратегических поражения. Самое болезненное – в Украине. Хуже чем военное – метафизическое. Идеология "Русского мира" отвергнута русским населением Украины, которое осталось в подавляющем своем большинстве верным украинскому государству и его европейскому выбору. Второе – провалился ядерный шантаж Кремля в отношении Прибалтики. После очень серьезной и непростой дискуссии на Западе июльский саммит НАТО в Варшаве предметно ответил Путину не только на словах, но и на деле (размещением воинских контингентов): альянс будет защищать Прибалтику, как и любую другую территорию стран – членов НАТО. 
 
Если вернуться к весьма плодотворной аналогии Четвертой и Второй мировой войн (предложенной, кстати, не мной, а кремлевскими пропагандистами), то на шкале Второй мировой мы сейчас – в весне 1943 года. В Берлине после Сталинграда и Эль-Аламейна все понимают, что война проиграна, ее цели недостижимы, надо от них отказываться и искать более или менее достойный выход. Препятствие – фюрер. Начинается серия заговоров, приведшая к чудом провалившейся операции "Валькирия".

И в Москве 2016 года все бонзы так же хорошо все понимают. Включая фюрера. Он ведь у нас тоже гибридный: местами где-то хороший Гитлер, а где-то уже немножечко и граф Штауффенберг, борющийся с нацизмом. Это Гитлер был человек сверхидеи, категорически не принимавший ни побежденной Германии, ни себя в побежденной Германии. Такая Германия в его представлении не заслуживала права на существование. А духовный лидер "Русского мира", к счастью, человек бабла, и для него важно сохранить в каком-то качестве свою властесобственность в стране после ее гибридной капитуляции. Но для получения более или менее приличного варианта капитуляции надо убить Гитлера. И Клаусом Шенком фон Штауффенбергом ему приходится становиться самому. Больше некому-с. 
 
Посмотрите, как старательно по одним и тем же лекалам шьют ему мундир заговорщика верные слуги П. и С.:

"В Кремле заявляют, что срок возобновления операции российской авиации в Алеппо зависит от действий террористов. Так решил президент страны Владимир Путин. Режим прекращения операции российских ВКС продолжается. Решение принималось в соответствии с позицией, занятой президентом Путиным. Если боевики не будут прибегать к активным наступательным действиям, к агрессивным кампаниям, то президент Путин посчитал целесообразным продолжать такой режим, в ходе которого российские ВКС не наносят удары по восточному Алеппо".

"Владимир Путин всегда был авторитарным правителем, но тем не менее он был приемлемым для интеллигенции и даже, не побоюсь этого слова, модным…

Разумеется, его не может не раздражать;
ему, человеку здравомыслящему, совсем не хочется;

они создают президенту бесконечный фейспалм;
Владимир Владимирович и раньше чувствовал себя довольно неловко;

по характеру он никогда не сможет переступить ту грань;

ему это всегда давалось тяжело;

и, конечно, он ощущает серьезный дискомфорт".

Для внутреннего и особенно для внешнего потребителя лепится светлый образ глубоко законспирированного антифашиста в фашистском лагере, единственного европейца в азиатской Орде, а гитлеровские атрибуты режима переносятся на господ генералов Шойгу и Герасимова, настаивающих на беспощадных бомбардировках Алеппо, и на одиозных "деятелей культуры" вроде господина Залдостанова.

Что касается роли госпожи С., то это вообще классический шекспировский сюжет: дочь из благородного семейства служит пиарщицей по особым поручениям у короля – убийцы своего отца.

Между тем делегации российской "мыслящей общественности" – так называемый дипломатический Track 2 – волнами накатывались на США во время президентской кампании для обсуждения в вашингтонском обкоме условий гибридной капитуляции. Переговоры велись с людьми, близкими к будущей администрации Хиллари Клинтон. При всей симпатии к пропутинским и антинатовским эскападам Трампа и при всей информационной поддержке его по линии WikiLeaks на победу Трампа всерьез в Кремле не надеялись.

Из разных источников мне хорошо известны детали проходивших консультаций. Исходный темничек разнообразных кремлевских посланцев был один и тот же: из Донбасса мы постепенно отползаем, но Крымнаш, там наш сакральный Херсонес, о Прибалтике мы никогда и не думали, это все ваши русофобские выдумки; Сирия ни нам, ни вам не нужна, она все равно разваливается, за нами пусть останется алавитский анклав с военно-морской базой; донбасские санкции снимаются, а крымские нас особенно не волнуют.

Поздно вечером в баре допускались некоторые вольности: наиболее продвинутые члены российской делегации не исключали возможности многолетних тягучих переговоров с Украиной о кондоминиуме для Крыма, а наиболее разнузданные восклицали отчаянно и обреченно: "Да мы этот Киев за два часа возьмем!" Какова была реакция американской стороны, представлявшей лагерь Клинтон? У нас с вами имеется уникальный документ, дающий ответ на этот вопрос. В газете "Коммерсант" за 8 ноября опубликовано интервью Майкла Макфола об отношениях РФ и США при будущей администрации Клинтон. Майкл ошибся со своим прогнозом результата выборов, но дело сейчас не в этом. Все мы ошиблись.

Вот ключевой пассаж этого интервью: "Прежде всего я считаю, что перезагрузка возможна. Но только в том случае, если Владимир Путин изменит свою политику. Почему всегда именно американцы должны менять свою политику? Почему бы Путину что-то не поменять? Например, прийти на телевидение и заявить: мы выводим сепаратистов с востока Украины и восстанавливаем ее границы. Это оказало бы невероятно позитивное влияние на российско-американские отношения".

Из него ясно вытекает, на мой взгляд, что московский запрос гибридной капитуляции был принят как основа для взаимопонимания. Но без надувательства: уходить с Донбасса – значит уходить с Донбасса. И еще одна ремарка, так, на всякий случай: "Что произойдет, если мы, к примеру, начнем "сливать" данные о российских официальных лицах? Это нанесет огромный ущерб нашим отношениям. Я надеюсь, до такой стадии не дойдет".

Что меняется для Путина в результате победы Трампа, продолжающего пока упрямо повторять заглоченный им кремлевский мем о необходимости совместной борьбы с "Исламским государством"? Столкнувшись с яростным сопротивлением глобалистов и леваков в прессе и на улицах, Трамп вряд ли пойдет на серьезные расхождения во внешней политике с традиционными республиканцами, победившими на выборах в обе палаты Конгресса. Теми самыми республиканцами, которые приняли "Закон о поддержке Украины" и требовали от Барака Обамы продажи Киеву летального оружия. Тем более что по ключевым для Трампа вопросам, которые и принесли ему победу – миграция, система медицинского страхования, потеря рабочих мест – они с энтузиазмом избранного президента поддерживают и вместе с ним будут дружно демонтировать обамовское наследие.

Ближайшие назначения на внешнеполитические посты прояснят ситуацию. Но в любом случае фундаментальные стратегические причины поражения "Русского мира" в Четвертой мировой войне никуда не денутся. Эйфория 9 ноября в Думе и на российских телеканалах по поводу поражения Клинтон была столь же адекватной, как и ликование в бункере в Берлине в апреле 1945 года, вызванное известием о смерти президента США Рузвельта.

И последнее. Два месяца до инаугурации нового президента 20 января 2017 года станут периодом полного паралича деморализованной администрации Обамы. У еще недобитого внутреннего путинского Гитлера непременно возникнет соблазн использовать это время для изменения ситуации. Прежде всего в Сирии, а там, чем черт ни шутит, может быть, и в Украине. Чтобы получить дополнительные козыри для торга с Трампом. Таким поведением он смог бы только резко ухудшить параметры гибридной капитуляции, и внутренний Штауффенберг должен будет довести операцию "Валькирия-2" до конца. В силу обстоятельств непреодолимой силы, как настойчиво повторяет в последнее время один осведомленный околокремлевский инсайдер.
 
***
В четверг Пионтковкий рассказал, как Путин уже начал использовать Трампа в Сирии.