среда, 19 октября 2016 г.

Путин пугает Запад, выдавая себя за «полусумасшедшего» - The New Yorker

На этой неделе зрителей российского телевидения можно простить за их мысли о том, что конец света близок, и что он наступит в форме грандиозной войны сверхдержав, кульминацией которой станет суицидальный обмен ядерными ударами между США и Россией (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором).

Всего за один день на государственном телевидении были показаны три отельных испытательных запуска межконтинентальных баллистических ракет: два из них были произведены с подводной лодки, а еще один — со стартовой площадки на Дальнем Востоке. На прошлых выходных телеканал НТВ, находящийся под жестким государственным контролем, показал репортаж о подготовке к чрезвычайной ситуации, включавший в себя посещение бомбового убежища времен холодной войны, созданного на случай ядерной войны, и упоминание о муниципальных громкоговорителях, которые должны объявить о наступлении «часа Х». В воскресенье, 9 октября, в своей еженедельной итоговой программе Дмитрий Киселев, самый яркий и высокопарный из пропагандистов Кремля, предупредил, что недостойное поведение Запада может иметь «ядерные» последствия.

Жалобы на поведение Запада и предупреждения о надвигающейся войне нельзя назвать чем-то новым в России. Они звучали на протяжении всех 16 лет правления Владимира Путина. Однако в начале 2014 года, после вторжения России
в Украину и введения западных санкций, их интенсивность резко выросла. Внезапно в Москве вопрос войны встал ребром. Как бы то ни было, образ войны с Вашингтоном служил ретроспективным оправданием политики Кремля и готовым объяснением того, почему российская экономика погрузилась в рецессию. Внутри России ее изоляция выставлялась в качестве доказательства ее правоты.


Между тем, предполагалось, что война в Сирии предоставит России шанс реабилитироваться на международной арене и восстановить отношения с США. В прошлом году Путин отправился в Нью-Йорк, где он выступил в ООН и призвал к созданию «по-настоящему широкой международной антитеррористической коалиции» для борьбы с «Исламским государством». Как говорится в новой книге российского журналиста Михаила Зыгаря под названием «Вся кремлевская рать», посвященной Путину и его окружению, Путин и его спичрайтеры рассчитывали, что им удастся прикрепить к ИГИЛ ярлык «нового Третьего рейха». Как пишет Зыгарь, Путин рассчитывал на создание широкой коалиции, как это произошло в период Второй мировой войны, которая поможет России выбраться из изоляции. Более того, Путин, по всей видимости, надеялся, что, победив исламистский терроризм, русские и американцы наконец создадут новый мировой порядок. Это станет своеобразным повтором Ялты 1945 года — путинский сценарий мечты о том, как должна работать глобальная дипломатия.

Какое-то время ситуация, казалось, развивалась по большей части по сценарию Путина. На Генеральной ассамблее ООН в прошлом году Путин также провел личную встречу с Обамой, впервые за два года. В следующие несколько месяцев Москва превратилась в центр дипломатической деятельности: множество лидеров, от Биньямина Нетаньяху до эмира Катара, посетили Москву, чтобы встретиться с президентом России. Между тем, военная кампания России в Сирии помогала Башару аль-Асаду постепенно отвоевывать территории и оттеснять повстанческие группировки. «Военные успехи России в Сирии позволили Москве увеличить свое влияние в процессе принятия решений, касающихся будущего Ближнего Востока», — написало издание Times в августе этого года. Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров встречались каждые несколько недель и регулярно обменивались подарками и шутками (
в марте, когда Лаврову исполнилось 66 лет, Керри сказал ему, что он «отлично выглядит для своих 39 лет».) В сентябре их переговоры завершились заключением соглашения, воспринятого с большим недоверием в Пентагоне, которое легло в основу перемирия в Сирии и в рамках которого Россия и США должны были начать совместную борьбу против экстремистов. Керри назвал это соглашение «поворотной точкой, моментом перемен».



Однако все это закончилось очень быстро. Перемирие провалилось после того, как американские военные убили несколько десятков сирийских военнослужащих в ходе бомбового рейда — чиновники США настаивают на том, что это была случайность — а под Алеппо гуманитарный конвой подвергся нападению с воздуха, в результате чего погибло 20 сотрудников гуманитарной миссии. Многие считают, что это нападение совершили сирийские вертолеты-штурмовики под прикрытием российских ВВС. После атаки на гуманитарный конвой Керри заявил, что российское и сирийское правительства необходимо проверить на предмет совершения ими военных преступлений, поскольку они предположительно наносят удары по тем районам Алеппо, где находятся мирные граждане. От идеи совместной работы Москвы и Вашингтона с целью положить конец жуткой войне в Сирии теперь, по всей видимости, все окончательно отказались. На пресс-конференции 28 сентября представитель Госдепартамента Джон Кирби предупредил, что продолжающаяся военная кампания России в Сирии может привести к терактам в российских городах и к «военным в мешках для трупов». Глава Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин написал в Financial Times, что Сирия «может с легкостью превратиться в арену борьбы» между Москвой и Вашингтоном, и «сначала посредники нацелятся на патронов, а затем патроны начнут стрелять не по посредникам, а друг по другу».

Провал соглашения Керри и Лаврова, по всей видимости, окончательно убедил Путина в бессмысленности ведения переговоров с США и склонил его к более максималистскому антиамериканскому подходу. 3 октября Россия вышла из российско-американского соглашения по утилизации оружейного плутония. Реализация этой программы некоторое время не проводилась, однако Путин вышел из нее одним показным жестом, выдвинув целый список требований — сокращение военного присутствия США в странах-членах НАТО, снятие санкций, введенных в связи с действиями России
в Украине, выплата компенсации за упущенную прибыль — которые США необходимо выполнить, чтобы Россия согласилась возобновить это соглашение. В абсурдности и невозможности выполнения этих требований и заключался главный смысл этого жеста. Это недвусмысленный и грубый сигнал Обаме: даже не пытайтесь налаживать эти отношения, это бесполезно. Здесь также скрывается послание, адресованное преемнику Обамы: вот она, яма, из которой вам придется выбраться, если вы хотите от меня каких-либо конструктивных шагов.


Затем Россия развернула ракетные комплексы «Искандер-М», способные нести ядерный боезаряд в Калининграде, российском анклаве на побережье Балтийского моря. Это был осознанно провокационный шаг. Эти ракеты способны нанести удар по Берлину, и, что еще важнее, они делают оборону прибалтийских членов НАТО гораздо более сложной задачей. Как сообщило Министерство обороны России, вооруженные силы выбрали такое время для переброски и развертывания ракетных комплексов, чтобы американские спутники-шпионы могли их засечь. Но даже в этом случае все эти действия вряд ли привлекли бы столько внимания, если бы не тот факт, что российские власти начали активно готовить своих граждан к наступлению судного дня. 10 октября поступили новости о том, что власти Санкт-Петербурга опубликовали план, согласно которому в случае войны все жители города будут получать по 300 граммов хлеба ежедневно. Затем на одном российском новостном сайте появилась статья, где сообщалось, что государственным чиновникам посоветовали вернуть своих родственников — в частности детей, обучающихся за границей, и родителей, живущих в других странах — в Россию. Примерно в то же время один мой друг прислал мне ссылку на тред в Фейсбуке, в котором москвичи обсуждали вопрос о том, как нужно реагировать на сирены воздушной тревоги и где находятся ближайшие бомбоубежища. 


Почему Москва вдруг стала — за неимением более подходящего термина — повернутой на войне? О паранойе Путина и его склонности везде видеть заговоры уже многое было написано. Однако в «демонстрации вашей способности вести себя более или менее как сумасшедший» есть определенная логика, как сказал мне Александр Гольц, автор колонки в либеральном журнале The New Times. «Россия вступила в эту новую холодную войну, не имея ресурсов, которые были у Советского Союза, — сказал Гольц. — Но что у России есть? У нее есть ядерное оружие. Поэтому ей нужно постоянно убеждать США и Запад в целом, что она немного сумасшедшая». Другими словами, умеренная доза фальшивого сумасшествия используется для того, чтобы нивелировать огромный разрыв в мощи обычных вооруженных сил и экономической мощи. («У нас нет шансов, — сказал в ходе своего радиоинтервью один российский военный эксперт, отвечая на вопрос о перспективах фактического столкновения между российскими и американскими силами в Сирии. — Наше подразделение будет уничтожено в течение двух дней в ходе одной наступательной воздушной операции».) Это тот способ, при помощи которого «региональная держава» — именно такое унизительное определение дал России Обама в 2014 году — может вести себя как глобальная держава. И это может сработать, по крайней мере отчасти.

Проецирование полусумасшедшей готовности взорвать весь мир — это, в сущности, всего лишь прикрытие: это способ произвести много шума, пока Кремль занимается изменением фактической ситуации на местах, будь то в Сирии или в Прибалтике. Вероятно, Путин считает — и, возможно, вполне обоснованно — что из-за личностных особенностей и в силу сложившейся политической реальности Обама вряд ли пойдет на риск потенциально опасной эскалации в отношениях с Россией в последние месяцы своего президентского срока. Для Обамы Путин всегда был помехой и загадкой, которую лучше избегать, чем встречаться лицом к лицу. И эта логика может оказаться вдвойне разумной в течение его последних месяцев в президентском кресле. Таким образом, у Путина есть три месяца, чтобы проработать свой список геополитических желаний, попытавшись добиться такой фактической ситуации на местах, которую следующему президенту США будет крайне сложно изменить.

К примеру, Путин, должно быть, знает, что дипломатические переговоры по сирийскому конфликту рано или поздно возобновятся. Но он хочет, чтобы в момент их возобновления Алеппо был в руках режима, чтобы позиции Асада на переговорах были более крепкими. Поэтому российские военные самолеты и сирийские сухопутные войска, поддерживаемые отрядами иранцев и Хезболла, будут бомбить город до тех пор, пока он не падет — и число жертв не имеет никакого значения. Чтобы администрация Обамы не попыталась вмешаться в ситуацию посредством ограниченной воздушной кампании, о чем некоторые американские чиновники уже говорят, Россия недавно перебросила в Сирию свои зенитно-ракетные комплексы С-300. «Мы их собьем», — сказал телеведущий Киселев, имея в виду американские самолеты. В Прибалтике — в зоне вечного соперничества и латентного конфликта с Западом — Путин и его военные советники усматривают возможность подорвать систему обороны НАТО. Теперь, когда в Калининграде развернуты «Искандеры-М», они останутся там надолго, что всерьез усложняет оборонное планирование НАТО на много лет вперед.


Кроме того, есть еще и предположительные попытки Кремля «вмешаться в избирательный процесс в США», как недавно сказали представители американских служб безопасности, путем кражи данных и электронных писем американских политиков и партий, а затем их публикации. По мнению многих, за публикацией электронных писем членов национального комитета Демократической партии этим летом стоят хакеры, работающие на российское правительство. А недавно ФБР заявило, что, по мнению его экспертов, российские разведывательные агентства несут ответственность за взлом электронной почты Джона Подесты, главы избирательной кампании Хиллари Клинтон. На этой неделе я разговаривал с Дмитрием Альперовичем, сооснователем компании CrowdStrike, которая расследовала хакерскую атаку на Демократическую партий и нашла след, ведущий к российским разведывательным службам. «Это очень похоже на обычное уголовное расследование, — сказал он. — Если кто-то ограбил банк, вы же не будете расследовать это дело, не просмотрев материалы, касающиеся прежних ограблений в этом районе: есть ли между ними какие-то сходства?» По словам Альперовича, один из подозреваемых в случае с взломом компьютеров национального совета Демократической партии, хакер под ником Fancy Bear, принимал участие в более ранних кибератаках, направленных против военных объектов в Грузии и в Украине — неизменно имевших место в периоды особой напряженности в отношениях с Москвой. По мнению экспертов CrowdStrike, Fancy Bear каким-то образом связан с российской военной разведкой, а другой хакер, участвовавший во взломе компьютеров Демократической партии, Cozy Bear, прежде уже пытался совершить взломы серверов, которыми пользуются Белый дом, Госдепартамент и Объединенное командование.

В настоящий момент все попытки России вмешаться в избирательный процесс направлены вовсе не на то, чтобы помочь победить Дональду Трампу, который, как полагают многие российские чиновники, уже обречен на провал. Цель заключается в том, чтобы посеять сомнения и дискредитировать избирательный процесс в Америке, в попытке ослабить американские институты и позиции Клинтон в кресле президента. (Трамп сам призывал своих сторонников читать материалы, публикуемые WikiLeaks. «Они показывают, насколько непривлекательной и бесчестной стала наша страна», — сказал он.) В своем заявлении, в котором они обвинили Кремль в причастности к хакерским атакам на политические институты США, чиновники служб безопасности США также выразили тревогу по поводу возможных атак на избирательные системы американских штатов. По мнению Альперовича и многих других, любые проблемы со списками избирателей или с подсчетом голосов, вызванные вмешательствами хакеров, «помогут поднять вопрос о фальсификациях на выборах и об их нелегитимности на следующий же день».



Хотя маска презираемого и оскорбляемого партнера, которую Россия сейчас сознательно носит, является отчасти циничной позой, она обнаруживает самое настоящее чувство обиды, испытываемое в связи с предательством. «Все, что Россия делает — это реакция и ответ на нежелание США говорить с Россией, как с равной», — объяснил мне Константин Косачев, председатель комитета Совета Федерации по международным делам. В своем интервью он сказал, что западные чиновники и журналисты «обсуждают действия России так, будто она заняла проактивную позицию, тогда как на самом деле она лишь совершает ответные шаги».
«Сейчас возможен любой сценарий развития российско-американских отношений, — сказал он, добавив, что все зависит от Вашингтона. — США являются источником тех проблем, которые возникли в наших отношениях, и только США способны их устранить».

Ранее на этой неделе, чтобы прочувствовать новую атмосферу, я отправился в студию «Первого канала» в качестве гостя в одном из дневных политических ток-шоу. Российские телеканалы уже давно посвящают массу времени подробному обсуждению деталей каждого шага американских политиков — следствие одновременно восхищения и отвращения к политической системе США, которые испытывают представители российской правящей элиты. Я был единственным американцем в студии, и с самого начала мне стало ясно, что мне отведена роль одновременно жалкого идиота и пиньяты. Ведущий программы Артем Шейнин отметил, что в тот день была 30-летняя годовщина рейкьявикского саммита Михаила Горбачева и Рональда Рейгана, то есть переговоров, которые в конечном итоге привели к заключению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. «Некоторые полагают, что именно в тот момент наша страна начала сдавать позиции, другие же считают, что это стало концом холодной войны, — сказал Шейнин. — Но, как мы видим из нашего сегодняшнего разговора, холодная война не закончилась, и, с моей точки зрения, она не может закончиться».

Пока на большом экране за его спиной показывали анимированное изображение медведя, пытавшегося схватить орла, Шейнин повернулся ко мне. «Вам не кажется, — спросил он, — что все эти дети, гибнущие в Сирии, в восточном Алеппо, этот страх перед „Искандерами“ — все это является результатом ваших попыток стать мировым жандармом и оставаться им?» В ответ я пробормотал что-то невнятное. Несомненно, Россия считает, что она борется против гегемонии США, ответил я, но за что она борется? Каково ее стратегическое видение себя и мира в целом? В этот момент депутат российского парламента, присутствовавший в студии, начал кричать: «За Югославию! За Ливию! За Сирию! За все, что вы натворили за последние 20 лет!» У него, по-видимому, начиналась истерика, но в его ответе была доля истины: в настоящее время цель внешней политики Путина заключается по большей части в том, чтобы отомстить за все то зло, которое причинили России за последние 20 лет, за все оскорбления и несчастья. Возможно, достичь этой цели к 20 января будущего года будет крайне сложно. Но Путин обязательно постарается это сделать. 


Джошуа Яффа, The New Yorker (США)

Напомню, вчера СМИ рассказали, что Россия сейчас реально строит бомбоубежища