вторник, 18 октября 2016 г.

Сдаст ли Запад Украину — эксперт

Сегодняшние события в Украине не является оторванными от глобальных процессов. Кризис западной идеологии и ценностей, а также стоящие перед ними вызовы, толкают общества на поиски оптимального решения для выхода из кризиса. На сегодняшний день ставки довольно высоки: или человечество выходит на новый уровень своего развития, межличностных отношений и новых механизмов государственного управления, или же мир обратно скатывается во времена зарождения либеральной демократии со всеми вызовами, угрозами и рисками демократию утратить.

Почти три года назад украинское общество в который раз продемонстрировало свою способность бороться за европейские ценности и идеалы, рискуя жизнями сотен и тысяч своих граждан. При этом, Майдан в очередной раз доказал, что изменения в стране могут наступить только, если люди будут объединены одной общей идеей, а также иметь общую стратегию для ее достижения. В результате, цель таки была достигнута и диктаторский режим пал, но Революция еще не закончена. 
 
Большинство публики на Майдане знали ответ на вопрос "Что?", но едва кто либо мог ответить (в том числе, спикеры со сцены) на вопрос "как" ? Как поменять систему и побороть коррупцию ? Как осуществить эффективные реформы в стране и приблизить ее к европейским стандартам ? Как люстрировать чиновников-коррупционеров и сделать прозрачной судебную систему ? На все эти вопросы общество ищет ответы по сей день. Но кроме понимания самой сути проблемы, также мало кто смог бы показать механизмы их решения. К сожалению, никто из нынешних политиков пока не способен даже в теории ответить на данные вызовы. Вместе с тем, затягивание с ответом чревато еще большей эскалацией как внутри Украины, так и среди ее западных союзников. 
 
Сегодня украинская власть пробуксовывает фактически по всем ключевым направлениям: судебная реформа, безвизовый режим, поправки в Конституцию и выполнения обязательств по Минску-2, неспособность если не побороть, то хотя бы уменьшить уровень коррупции, которой пронизаны все основные сферы государственного управления. И это лишь небольшой перечень вызовов, не выполнив которые страна рискует скатиться до уровня Сомали без какой либо надежны на выздоровление. Но в отличии от африканской failed state над Украиной всерьез нависает внешняя угроза, которую пока удается сдерживать ценой титанических усилий самих украинских граждан, а также международного сообщества, которое изо всех сил удерживает санкции против Кремля и его агрессивной политики. 
 
Вместе с тем, положение среди западных союзников может в корне измениться. Предстоящие выборы в США, Германии и Франции способны существенно ослабить позиции Украины на международной арене, а к власти вполне могут прийти откровенные симпатики Путина и его политики. Например, последние заявления кандидата Трампа не оставляют никаких сомнений в его планах договориться с Путиным не только по Украине, но и в других сферах интересов. Ряд советников в ближайшем окружении Трампа напрямую сотрудничают с Кремлем и не стесняются совершать "рабочие" поездки в Москву, где они встречаются с политическим истеблишментом. 
 
Одним из таких советников по международным вопросам в лагере республиканца Трампа является Картер Пейдж (Carter Page), который в 2014 году открыто поддерживал аннексию Крыма, а также активно критиковал администрацию Обамы за введения санкций против РФ. По данным американских СМИ, у Картера Пейджа есть свои интересы в Газпроме, которые он активно продвигает через избирательную кампанию США. Что касается Трампа, то серия его заявлений в адрес Путина не оставляет никаких сомнений в желании напрямую договориться/сторговаться с президентом РФ.
 
Сюда также можно добавить ряд изменения в программе Республиканской платформы насчет Украины. Во время праймериз и номинирования Трампа в Кливленде, буквально за несколько дней из Программы партии было удалено предложение о летальной помощи для Украины, вместо этого текст был изменен на абстрактные "санкции и давление на РФ". В тот период руководителем избирательной кампании Трампа был известный лоббист Пол Манафорт, который долгое время работал на окружение Януковича, а впоследствии на Оппозиционный блок. После громкого скандала, где всплыли расписки Манафорта о якобы получения наличными денег за свои услуги в Украине, Трампу пришлось уволить руководителя избирательной кампании. Тем не менее, по личной информации автора, Манафорт неформально продолжает консультировать кандидата в президенты США. 

В такой сложной международной ситуации Украине необходимо как можно быстрее готовиться к глухой обороне, которая вполне может перерасти в очередную эскалацию со стороны РФ, а также самопровозглашенных ДНР-ЛНР. Чем ближе к президентским выборам США, тем больше Путин будет повышать ставки, чтобы принудить западный мир сесть за стол переговоров и договариваться с Кремлем о "разделении мира". Кроме нагнетания в Украине и Сирии, сюда стоит добавить ядерный шантаж, отказ от сотрудничества по утилизации оружейного плутония, а также намерения сбивать ракеты коалиции в Сирии, используя российское ПВО. 
 
По мнению некоторых западных критиков и экспертов, если следующим президентом США станет Трамп, тогда исчезновение какой-либо страны на карте просто напросто не заметят. Возможно, что это преувеличение, но доля правды точно есть. Как минимум, вместе с Brexit, экономической и политической нестабильностью, внутри ЕС точно будет не до внешней политики, так как члены Евросоюза бросят все усилия на удержание внутреннего фронта. Таким образом, вопросы Украины могут отойти на второй или даже на третий план по сравнению с нынешними вызовами перед ЕС. 
 
Еще одной проблемой для украинской власти является падение доверия со стороны западных партнеров. Декларируя борьбу с коррупцией и курс на выполнение взятых обязательств по минским договоренностям, руководство страны продолжает покрывать коррупционеров в высших эшелонах власти, при этом декларируя свою приверженность западным ценностям и запрашивая очередную финансовую поддержку для страны. В такой ситуации двойные стандарты уж точно не будут способствовать эффективному сотрудничеству, тем самым играя на руку антиукраинских сил. 
 
В связи с этим, Киев должен делать все возможное для того чтобы вернуть доверие Запада, а также доказать, что страна от части проблемы может стать частью ее решения. Получая обильную поддержку от Запада, власти Украины должны поддерживать курс на реформы, а также выполнять взятые на себя обязательства, как перед международными кредиторами, так и своими избирателями, на чем сегодня настаивают в Вашингтоне, Брюсселе и Берлине. Вместе с тем, затягивание реформ со стороны нынешней власти может привести к крайне негативным последствиям как внутри страны, так и на Западе
 
Если положение в Украине не перемениться и останется в формате business as usual, уже в январе 2017 года Евросоюз сможет частично снять санкции против РФ, что грозит колоссальными имиджевыми потерями для Украины. В такой ситуации Кремль будет злорадствовать и тыкать Запад носом во внутренние проблемы Украины, доказывая несостоятельность политики США и европейцев по отношению к этому региону, который в РФ относят к сфере своих интересов. Кроме экономического послабления от снятия санкций, Кремль также получит карт-бланш на агрессивные действия в других соседних странах, поскольку Запад отступил и более жесткой реакции чем по Крыму и Донбассу уже не будет.
 
После недавней встречи в Москве Виктории Нуланд с помощником президента РФ Владиславом Сурковым более не остается сомнений, что Штаты готовы договариваться, как только Путин повышает ставки и готов отправиться во все тяжкие. Таким образом, политика сдерживания агрессора эффективна до тех пор, пока тот не прибегает к крайним мерам вплоть до угрозы "ядерной дубинкой" и открытого противостояния с членами НАТО. 

В сложившейся ситуации власти Украины должны сами побеспокоятся о безопасности страны, если конечно их этот вопрос интересует в целом. США и Германия в дальнейшем будут оказывать ощутимое давление на Киев с призывом выполнять свою часть минских договоренностей. Вместе с тем, на Западе также проводят двойную игру, одновременно пытаясь стабилизировать ситуацию в Украине, и в то же время "спасти лицо Путина", что является взаимоисключающими понятиями в принципе. 
 
Сегодня в АП и на Западе доминирует мнение, что альтернативы минским соглашениям не существует и их необходимо выполнять всем сторонам. В то же время, на Украину осуществляется сильное давление по выполнению договоренностей. Все говорят о поправках в Конституцию, но лишь единицы напоминают о необходимости выведения регулярных российских войск с Донбасса, а также предоставление украинской стороне контроля границы. Таким образом, Украина больше всех переносит все тяготы несостоятельности Минска, который изначально не предусматривал столь стратегического решения, имея перед собой задачу лишь прекратить кровопролитие в самые драматические периоды боев на Донбассе.
 
Сегодня Киеву как никогда нужна собственная стратегия выхода из внутреннего кризиса, а также решение вопросов о безопасности. При этом, возлагать особые надежды на Запад не приходится, так как там уже использовали почти весь потенциал своей помощи и вряд ли могут добавить к этому что то еще. Мир стремительно переходит в фазу, когда побеждать будет сильнейший, особенно это касается нестабильных регионов, к которым также относится и Украина.
 
В итоге, готовое решение конфликта должно появиться в Киеве - чем раньше тем лучше, а не в западных столицах. Для предотвращения внешней угрозы для начала необходимо справиться с внутренними проблемами. В этом плане Запад не будет вмешиваться, а лишь предоставит посильную помощь. Финальное слово скажет нынешняя украинская власть и те, кто ее избирал.

Николай Воробьев, директор Центра исследования стран Восточной Европы в Вашингтоне 

ЛІГА.net, 18 октября 

Напомню, нардеп Сергей Лещенко после посещения США сообщил 8 октября, что усталость от Украины в США достигла апогея. По его информации, США даже могут ввести санкции против Порошенко и Ко за коррупцию. 

О том, что терпение Запада к коррумпированной украинской власти не бесконечно, предупреждал еще в мае также бывший посол США в Украине и эксперт Института Брукингса Стивен Пайфер.