пятница, 16 сентября 2016 г.

Путин навел в России оруэлловские порядки - The Washington Post

В стенах его кабины было три отверстия… Таких щелей в министерстве были тысячи, десятки тысяч — не только в каждой комнате… Почему-то их прозвали гнездами памяти.

— Джордж Оруэлл, «1984»


В Министерстве Правды неудобные режиму документы отправлялись из «гнезд памяти» прямо в гигантские топки. Современные тирании используют государственный контроль над национальной памятью, при котором государство задним числом создает «истину» своим указом. Вот почему российский Верховный суд недавно оставил в силе приговор блогеру, осужденному за нарушение статьи 354.1 Уголовного кодекса России (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором).

Эта статья, включенная в кодекс в мае 2014 года, карает «реабилитацию нацизма». Преступление блогера заключалось в том, что он написал в Интернете: «Коммунисты и Германия совместно напали на Польшу, развязав вторую мировую войну». Судя по всему, при Владимире Путине секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа, таким образом, отправились в очередное гнездо памяти.

Пакт был подписан 23 августа 1939 года. 1 сентября Германия вторглась в Польшу. Спустя 16 дней, Советский Союз также вторгся в Польшу — с востока. Страна была поделена в соответствии с секретными протоколами. Меньше, чем через год, советские оккупанты организовали бойню в Катынском лесу, расстреляв 25 700 польских военных, чиновников, священников и интеллектуалов.

Хотя в 2009 году Путин осудил пакт как «сговор с целью решить свои проблемы за счет других», в прошлом году он его уже оправдывал, говоря, что Сталин таким образом тянул время, чтобы подготовиться к нападению нацистов. Эта сказка опровергается, помимо всего прочего, одним простым фактом: Сталин ни к чему не готовился. Когда германский посол в Москве сообщил министру иностранных дел Вячеславу Молотову, что Германия и Советский Союз находятся в состоянии войны, ошеломленный Молотов спросил: «Чем мы это заслужили?»

В оруэлловском решении российского Верховного суда говорилось, что блогер отрицал факты, установленные Нюрнбергским трибуналом. Этот трибунал осудил нацистское руководство за развязывание агрессивной войны — в том числе, против Польши, — но не выносил никаких определений о советском режиме, представители которого вошли в состав суда. Что ж, от победителей не стоит ждать беспристрастности. Без приспособления к реалиям послевоенного мира трибунал бы не смог собраться — а это было необходимо, чтобы ввести возмездие в цивилизованные рамки. Несомненный факт советской агрессии суд игнорировал, но не отрицал. 


Вердикт российского суд наглядно демонстрирует нам, что путинская Россия продолжает зловещую советскую систему, которая породила Путина. Поэтому, если бывшая госсекретарь, которая хочет стать американским президентом, найдет до 20 января время для чтения, ей следует остановить выбор на работе журналиста New York Times Стивена Ли Майерса «Новый царь: восхождение и правление Владимира Путина» («The New Tsar: The Rise and Reign of Vladimir Putin»). В своей книге Майерс исследует опасную ностальгию, порожденную теми негодованием и обидой, которые сотрудник КГБ, «верный офицер умирающей империи», испытывал в последние годы Советского Союза. Автор сумел нарисовать пуантилистский портрет, характерные детали которого подразумевают несбыточность сладких грез о «перезагрузке отношений» с Россией.

Будучи высокопоставленным сотрудником постсоветских спецслужб, Путин держал на своем статье бронзовую статуэтку «Железного Феликса» Дзержинского — основателя советской тайной полиции и аппарата советского террора. На президентской инаугурации Путина 7 мая 2000 года хор исполнил композицию, «написанную в 1836 год в память о воине, павшем на войне с Польшей (так в тексте, речь идет о финале оперы Глинки “Жизнь за Царя”, — прим. перев.), и переработанную в советские времена… — из нее убрали прославление царя. Для Путина исполнялась советская версия». В 2006 году, на 54-летие Путина, в Москве убили раздражавшую власти журналистку Анну Политковскую. (Кстати, отвечая на вопрос о частых смертях выступающих протии Путина журналистов, Дональд Трамп беззаботно ответил: «По-моему, наша страна тоже много убивает».) В том же 2006 году в Лондоне отравили радиоактивным полонием-210 противника Путина Александра Литвиненко.

Путинская «управляемая демократия» во внутренней политике — это сталинизм на закваске из клептомании, примером чего было разграбление энергетического гиганта ЮКОС. Во внешней политике путинская Россия проводит однозначный и бескомпромиссный реваншистский курс. Советский Союз многие сравнивали с грабителем, крадущимся по гостиничному коридору в поисках незапертых дверей. Путин, обнаружив, что Крым (в котором он провел медовый месяц в 1983 году и который, как пишет Майерс, был с тех пор для него «волшебным, священным местом») не заперт, теперь ломится в двери того, что осталось от Украины.

Кандидат в президенты от демократов в свое время так и не поняла фундаментальную сущность путинской бандократии. Ее соперник, в свою очередь, восторгается бандитом, потому что тот — «настоящий лидер». Как показывает участь российского блогера, Путин следует оруэлловскому партийному лозунгу: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым».

Когда-то давно некоторые аналитики предсказывали «конвергенцию» между Советским Союзом и Соединенными Штатами. По их мнению, два индустриальных общества должны были со временем стать ближе друг к другу. В наши дни сходство между странами, действительно, растет: и там, и там нормой стала «политика постфакта».
 

Джордж Уилл, The Washington Post (США) 

Как известно, Вторую мировую войну начал не Гитлер, а Гитлер со Сталиным, которого боготворит нынешний глава России Путин.

При этом по Путину давно уже плачет Нюрнберг-2 — за совершенные по его приказу российскими военными и спецслужбами международные преступления как минимум по семи пунктам.