понедельник, 12 сентября 2016 г.

The New York Times: Россией правят тупые бандиты — Нобелевский лауреат

Прежде всего, давайте скажем прямо и без обиняков: Российская Федерация (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) в 2016 году - это не Советский Союз образца 1986 года. Да, она по-прежнему занимает большую часть его территории, и ею руководят все те же бандиты. Но марксистская идеология почила в бозе, как и статус сверхдержавы. Речь сегодня идет о более или менее обычном коррумпированном нефтегосударстве, хотя и довольно крупном, а тем более с ядерным оружием.


Я говорю об этом, потому что хвалебные речи Дональда Трампа в адрес Владимира Путина, отражающие общие настроения на правом фланге, вводят некоторых людей в заблуждение.

С одной стороны, кое-кто озадачен спектаклем правых сил, тех людей, которые когда-то вопили по поводу России: «Америка, люби ее или оставь ее в покое!», а также восхваляли российский режим. С другой стороны, некоторые люди на левом фланге являются анти-антипутинистами, осуждая критику в адрес влюбленного в Путина Трампа и называя ее «охотой за красными». Но сегодняшняя Россия не коммунистическая и даже не левая. Это просто авторитарное государство, где вокруг деспотичного лидера сформировался культ личности, где на баснословно богатых олигархов дождем льются блага, и где жестоко подавляется оппозиция и критика.

Конечно же, это вызывает восхищение у многих правых.

Я несправедлив? Может, похвалы в адрес российского диктатора отражают оценку его значительных достижений? Что ж, давайте поговорим о том, чего на самом деле добился путинский режим, начав с экономики.

Путин пришел к власти в конце 1999 года, когда Россия восстанавливалась после мощного финансового кризиса, и первые восемь лет его правления сопровождались быстрым экономическим ростом. Но этот рост объясняется одним-единственным словом: нефть.

Как я уже говорил, Россия это нефтегосударство. Топливо составляет более двух третей ее экспорта, а продукция обрабатывающей промышленности менее пятой части. Цены на нефть с начала 1999 до 2000 года выросли в три с лишним  раза. Спустя несколько лет они снова утроились. А затем рухнули. И вместе с ними рухнула российская экономика, демонстрирующая в последние годы очень слабые показатели.


Путин мог бы чем-то хвастаться, если бы ему удалось диверсифицировать российский экспорт. И это было возможно, ведь прежний режим оставил после себя большую армию высококвалифицированных рабочих. Следует сказать, что эмигранты из России сыграли ключевую роль в технологическом буме Израиля, а у путинского режима очевидно не было никаких проблем с поиском талантливых хакеров, взломавших файлы Национального комитета Демократической партии. Но Россия не собиралась реализовывать свой технологический потенциал при режиме, в котором успех в бизнесе зависит главным образом от политических связей.

Поэтому Путину нечем похвастать в вопросах управления экономикой. А как насчет других аспектов его руководства?

Конечно, у России крупные вооруженные силы, при помощи которых Москва аннексировала Крым и оказывает поддержку
боевикам на востоке Украины. Но такая демонстрация мускулов не укрепила Россию, а ослабила ее. В частности, Крым не очень ценный трофей: народу там живет меньше, чем в Бруклине или в Куинсе, а с экономической точки зрения полуостров скорее обуза, чем ценный актив, поскольку российское вторжение подорвало туризм, который был для него основной статьей дохода.

В качестве примечания. Это странно, но некоторые люди думают, что существует противоречие между тем, как демократы высмеивают братскую любовь Трампа/Путина, и тем, как президент Обама четыре года назад высмеивал Митта Ромни за то, что он назвал Россию нашим «геополитическим врагом номер один». Но никаких противоречий нет. В России ужасный режим; однако, как сказал Обама, она не сверхдержава, какой был Советский Союз, а всего лишь «региональная держава».

И наконец, как насчет мягкой силы, или способности убеждать других привлекательностью своей культуры и ценностей? У России в этом плане почти ничего нет – разве что для правых, которые находят привлекательными мужественные позы и беспощадность Путина.

Здесь мы возвращаемся к значимости путинского культа и к тому, с каким энтузиазмом этот культ начал воспевать республиканский кандидат в президенты.

Есть масса оснований для беспокойства по поводу личных связей Трампа с путинским режимом (или с близкими к этому режиму олигархами, что практически одно и то же). Насколько важную роль сыграли русские деньги в поддержании обветшавшей бизнес-империи Трампа? Есть намеки на то, что эта роль действительно важная, но с учетом скрытности Трампа и его отказа опубликовать информацию о своих налогах никто на самом деле этого не знает.

Далее, тот, кто восхищается Путиным, восхищается человеком, презирающим демократию и гражданские свободы. Если говорить точнее, они восхищаются им как раз из-за такого презрительного отношения.

Когда Трамп и прочие восхваляют Путина, называя его «сильным руководителем», это не значит, что он снова сделал Россию великой, потому что  это не так. На экономическом фронте он добился немногого, а его территориальные завоевания выглядят довольно жалко. Что он действительно сделал, так это сокрушил и подавил внутреннюю оппозицию. Выступи против путинского режима, и ты наверняка окажешься за решеткой или на кладбище. Вот это сила!


Лауреат Нобелевской премии по экономике (2008) Пол Кругман, The New York Times (США) 

В тему: 

- Россия не видит света в конце туннеля — Forbes 

- Россия Путина скатывается к системному краху - The American Interest