среда, 21 сентября 2016 г.

Россияне все меньше любят и боятся Путина — Bloomberg

Лояльная президенту Владимиру Путину партия Единая Россия получила рекордное большинство на парламентских выборах в минувшее воскресенье − но голосованием россияне также показали, что высокие рейтинги Единой России и, соответственно, Путина и его правительства, по существу, подделка: явка была ниже, чем когда-либо прежде в истории российских парламентских выборов.

По предварительным данным, Единая Россия получила 344 мест из 450 в Государственной Думе, нижней палате парламента. Это большой шаг вперед по сравнению с 238 местами в 2011 г. В то же время, в абсолютных цифрах партия потеряла около 5 миллионов голосов. По данным Центральной избирательной комиссии, явка достигала 47,8% по сравнению с 60,2% на предыдущих выборах. В Москве и Санкт-Петербурге, на которые официально приходится 11,8% от общей численности населения, явка была еще ниже − менее 30%.

Это важное изменение. В 2011 году масштабное вбрасывание бюллетеней и подделка результатов заочного голосования вызвали крупные протесты в Москве: у среднего класса столицы были свои интересы в игре, и ему не хотелось, чтобы его обманывали.  Протесты провалились, поскольку те же москвичи выступили против насилия, приведшего к смене режима в Украине в 2014 г. В этом году митингов и шествий против фальсификаций, явно имевших место на воскресных выборах, не будет. Но низкая явка сама по себе является сильным сигналом. В диктатурах Центральной Азии люди приходят на «выборы» из-за страха, что их признают нелояльными, как это было в советские времена. В Туркменистане, например, на парламентских выборах 2013 года была зарегистрирована явка 91%.  Не придя на выборы, большинство россиян показали, что не испытывают ни любви, ни страха перед режимом Путина.

Даже в Крыму, на полуострове, который Россия (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) аннексировала у Украины в 2014 году, на выборы пришло меньше людей, чем на парламентские выборы в Украине в 2012 году.

«Система хиреет, закукливается, − написал политолог Александр Морозов на своей странице в Facebook. − Теперь есть хотя бы четкое − социологически выраженное − свидетельство этого».

Противники Путина, призывавшие россиян идти и голосовать за оппозиционные партии, встревожены: места получили те же четыре ручные партии − Единая Россия, оппортунистская Либерально-демократическая партия, коммунисты и неопределенно левоцентристская Справедливая Россия. Яблоко, лучшая из антипутинских партий, получила менее 2% − этого не хватает даже для того, чтобы продолжать получать государственное финансирование, не говоря уже о том, чтобы попасть в парламент. Сергей Пархоменко, журналист, издатель и активист, призывавший оппонентов Путина голосовать и обеспечить хотя бы немного мест для либералов, бушевал на Facebook: «Эта Дума была выбрана при вашем живейшем участии. Вас оказалось большинство. И вы победили в этом голосовании. Правда, вам кажется, что вы голосовали ногами. А вы задами своими толстыми голосовали: теми, на которых просидели вчерашний день».

«Это просто эмоции», − возразил Морозов. Действительно, у антипутинских партий не было шансов по множеству причин. Они раздробились и перессорились, не сумев договориться об общей стратегии. Некоторые из своих лучших кандидатов, такие как антикоррупционный активист Алексей Навальный и бывший предприниматель Илья Пономарёв, не смогли принять участие в выборах из-за прошлых политически мотивированных дел или сфабрикованных обвинений, выдвинутых против них. Потенциальных спонсоров запугали.  Режим контролирует сейчас каждое более-менее значимое средство массовой информации. Кроме того, широко распространено вбрасывание бюллетеней, часто заснятое на видео, и те же статистические «аномалии» в пользу Единой России, замеченные на предыдущих выборах. Физик Сергей Шпилькин, анализировавший предыдущие избирательные бюллетени, тоже обнаружили, что результаты единороссов по сравнению с явкой на конкретных избирательных участках не соответствуют нормальному распределению, как результаты других партий. По словам Шпилькина, различные махинации добавили 14 процентных пунктов к результату единороссов.

Короче говоря, выборы не были свободными и справедливыми − и большинство россиян, будь то те, кто относительно доволен своей жизнью при Путине, или те, кто выступает против него, знали, что так и будет. Оставаясь в стороне, они показали свое молчаливое нежелание быть одураченными.

Путин всегда гордился тем, что его поддерживает большинство. Его правление − по крайней мере, в его понимании − было основано на любви не меньше, чем на страхе. И раньше россияне в основном приходили на важные голосования. В 2006 году парламент отменил порог легитимности для выборов – 20% для Думы, 50% для президентских выборов − на том основании, что явка всегда составляла более 50% избирателей. Теперь, когда легитимность нового парламента выглядит сомнительной, Кремль пытается показать ситуацию с положительной стороны. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков задал официальную линию: «Действительно, приветствовалась бы более высокая явка, но не нужно умалять значение тех цифр, которые мы по явке имеем сейчас. Ее нельзя назвать низкой, вы знаете, что в подавляющем большинстве европейских стран, собственно, явка гораздо ниже, и это отражает реальность, ту пропорцию политически активного населения, которая традиционно участвует в избирательном процессе».

Армия троллей Кремля распространяет это сравнение в социальных сетях, хотя на самом деле оно является неточным. В любой крупной европейской стране явка 48% на национальных выборах считалась бы аномально низкой.

Россияне не видят смысла в голосовании 
 

Режим Путина, вероятно, не переживал бы из-за апатии избирателей, но есть основания подозревать, что он имеет дело с тактикой пассивной агрессии. Рецессии в России не видно конца, равно как и хищничеству правоохранительных органов. Около трети россиян считают, что страна идет в тупик. Конституционное большинство в парламенте дает Путину больше власти, чтобы закрутить гайки и устранить оставшиеся свободы, и он, вероятно, использует эту возможность; но он вряд ли сможет сохранить душевное спокойствие, когда все большее число людей отмежевывается от своего правительства, его целей и его притворной демократии. Они рассчитывают только на себя, и вряд ли можно ожидать, что они встанут на защиту Путина, если у него появится сильный соперник или если экономическая ситуация ощутимо ухудшится.

Леонид Бершидский, Bloomberg (США)

Напомню, российский политолог, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Brookings Institution Лилия Шевцова в минувшее воскресенье, когда в РФ проходили выборы, предупредила, что новая Дума станет осиновым колом для Кремля.