воскресенье, 18 сентября 2016 г.

Украине нужно изолировать оккупированный Донбасс — эксперт

Каждый раз, когда украинские войска несут потери на Донбассе, а российские и западные дипломаты требуют от Украины предоставление особого статуса отдельным районам Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), принятие закона о выборах на неподконтрольных территориях и дарования амнистии пророссийским боевикам, в нашем обществе активизируются бурные дискуссии касательно будущего этих районов Донбасса. Одна часть общества выступает за продолжение АТО до полного освобождения захваченных территорий, другая – за возвращение их на условиях особого статуса. Третья же и вовсе предлагает нестандартное решение – отсоединиться от проблемного региона. Возможен ли последний вариант и при каких условиях?


Такими злободневными вопросами задается аналитик МЦПИ Евгений Ярошенко в опубликованной сегодня статье в «Апострофе». 

На первый взгляд, отсоединение является маргинальной идеей: почему Украина должна отдавать часть своей территории, которая ей по праву принадлежит? Однако если глубже посмотреть на реалии, в которых оказалась наша страна, то окажется, что данное решение имеет вполне рациональную логику. 
 
Отделение ОРДЛО небезосновательно является популярной идеей в украинских общественных кругах. Исходя из международной практики, государства иногда прибегают к отделению мятежной территории, после того как правительства осознают, что победить силы сепаратистов невозможно военными методами или понимают, что ресурсы, потраченные на удержание мятежной территории, значительно превышают потенциальные выгоды, полученные вследствие реинтеграции данных районов.
 
Как показывает история, государства, в основном, были вынуждены пойти на такой радикальный шаг из-за продолжительных гражданских войн. Так, Пакистан согласился с потерей Бангладеш после девятимесячного жестокого противостояния в 1971 году, Судан признал право Южного Судана на независимость после 22-летнего вооруженного конфликта в 1983-2005 годах, а Эфиопия осознала невозможность удержания Эритреи лишь после 30 лет истощительной войны в 1961-1991 годах.
 
Существуют также случаи, когда нежелание идти на компромисс в вопросах государственного устройства приводит к мирному "расставанию" разных частей единой страны. Примерами такого решения внутренних противоречий был распад Чехословакии в 1992-1993 годах, Государственного Союза Сербии и Черногории в
Итак, отделение мятежной территории является распространенным мнением, поскольку имеет привлекательные стороны. Во-первых, это означает "отрезание" территориального анклава, где компактно проживает нелояльное к центру население, которое придерживается мировоззрения, отличного от большинства граждан. Результатом исключения такого субъекта из политического пространства страны является усиление монолитности государства. 

Кроме того, отсечение такой территории расширяет свободу действий государства во внутренней и внешней политике. Это также позволяет существенно сэкономить на военных, демографических и финансовых ресурсах, потраченных на восстановление и реинтеграцию нелояльной территории. 
 
В тоже время существуют и негативные последствия отделения таких территорий. Во-первых, "вирус" сепаратизма может перекинуться на другие регионы, особенно в государствах с неоднородным обществом. Во-вторых, такое решение грозит общественным расколом при отсутствии национального консенсуса по чувствительным вопросам. 
В-третьих, отрезание территории приводит к сокращению ресурсного потенциала государства из-за утраты прямого доступа к природным богатствам и промышленным объектам. В-четвертых, отказ от своих земель может ударить по международному имиджу государства. 
 
Как мы видим, возможное отделение ОРДЛО будет неоднозначным решением в украинских реалиях. С одной стороны, отсечение ядра "русского мира" в Украине практически исключит из повестки дня проблематику русского языка, федерализации, а также интеграции в евразийские структуры, в которых ведущую роль играет страна-агрессор. 
 
С другой стороны, официальный отказ Киева от ОРДЛО вызовет глубокий раскол в обществе, который в очередной раз дестабилизирует политическую ситуацию в стране. Как показывают данные соцопроса, проведенного Центром Разумкова в феврале 2016 года, среди украинцев нет единого мнения в этом непростом вопросе. Так, 30% граждан выступают за продолжение АТО до полного освобождения захваченного Донбасса, более 22% поддерживают представление особого статуса ОРДЛО, и лишь 21% населения высказались за отделение мятежных территорий. Особенно чувствительно отделение ОРДЛО воспримут бойцы ВСУ и добровольческих батальонов, которые проливают кровь за целостность Украины. Реакция участников АТО на такое решение будет иметь далеко идущие последствия для политической элиты и национальной безопасности нашего государства. 
 
В то же время, на сегодня Украина не обладает достаточным военным, экономическим и политическим потенциалом, чтобы вернуть ОРДЛО силовым путем. Наконец, возвращение ОРДЛО на условиях особого статуса будет фактической капитуляцией Украины, поскольку это будет означать кристаллизацию российского анклава и отказ Киева от интеграции в западные структуры. 
 
Однако непрекращающиеся обстрелы на Донбассе и давление со стороны участников Нормандской группы заставляют Киев искать выход из сложившейся ситуации. Так как сегодняшние внутренние и внешние риски не позволяют Украине принять долгосрочное решение по ОРДЛО, Киеву нужен промежуточный шаг в данном направлении. Этот шаг может предусматривать определенные уступки по менее чувствительным вопросам ради минимизации вышеуказанных рисков. 
 
Одним из вариантов промежуточного решения может быть принятие полноценного закона об оккупированных территориях. Это будет фактически означать временное признание Киевом невозможности вернуть контроль над ОРДЛО и реинтегрировать данные районы на своих условиях без официального отказа от данной территории. Данное решение будет обладать высоким уровнем легитимности, опираясь на общественное мнение. Согласно данным различных опросов, лишь 15% украинцев положительно оценивают результаты Минских соглашений, которые заставляют Украину идти на унизительные уступки. Более того, 64% населения выступают против предоставления особого статуса ОРДЛО, 60% отрицают выборы на неподконтрольной части Донбасса, 46% высказались за экономическую блокаду ОРДЛО, а минимум 42% граждан готовы проголосовать за объявление ОРДЛО оккупированными территориями на общенациональном референдуме. 
 
Таким образом, несмотря на отсутствия консенсуса насчет будущего ОРДЛО, потребности национальной безопасности требуют от Украины временной изоляции неподконтрольной части Донбасса. Тем временем, как посоветовал бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, Украина должна сосредоточиться на построении эффективного государства на тех 90% территорий, которые контролирует Киев. С одной стороны,построение конкурентоспособной экономики, установление верховенства права и усиление обороноспособности государства могут значительно компенсировать болезненное "расставание" (временное или постоянное) Украины с ОРДЛО и Крымом. С другой стороны, данные экономические, политические и военные предпосылки повысят шансы Киева вернуть отколовшиеся территории на своих условиях (силовым или мирным путем) в отдалённом будущем при появлении национального консенсуса в этом вопросе. 
 
***
Действительно, Сикорский в мае этого года высказался за то, что Украине временно нужно отказаться от оккупированного Россией (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) Донбасса. «Конечно, любой стране больно, когда речь идет о потере своих территорий», — отметил тогда он. И добавил, что «даже если завтра Донбасс по мановению волшебной палочки вернется в Украину, его реинтеграция и восстановление будут непосильными для Украины».

Также давно высказывается за то, что Киеву нужно как можно скорее официально признать Донбасс оккупированной Россией территорией, прекратив туда платить любые деньги и вести там всякую торговлю, заместитель председателя Верховной Рады Оксана Сыроед. 
 
Российский оппозиционный политик Константин Боровой тоже ранее заявлял, что Украина должна выйти из переговорного процесса с Россией по временно оккупированным территориям Донбасса. 
 
И ваш покорный слуга также писал давно - еще осенью 2014 года -  о том, что часть Донбасса нужно признать временно оккупированной территорией, как и Крым.

Однако такой логичный вариант почему-то неприемлем для президента Порошенко, который, как известно, до сих пор имеет свой действующий бизнес в стране-агрессоре России и предпочитает получать барыши от темного бизнеса с ОРДЛО (пункт №19 «Списка Порошенко»).

При этом, как рассказал в марте тогдашний представитель Украины в подгруппе по политическим вопросам Трехсторонней контактной группы на переговорах в Минске Роман Безсмертный, украинское власти только в 2015 году перечислили жителям оккупированной части Донбасса в виде пенсий и других соцвыплат 34 млрд грн. Этих денег, естественно, не досчитались украинские пенсионеры, бюджетники, семьи с детьми и т.д.

Безсмертный, кстати, в апреле вышел из «минского формата» из-за несогласия с политикой Порошенко по этому вопросу. Там сейчас Украину представляют убийца журналиста Гонгадзе экс-президент Кучма и кум Путина Медведчук...