суббота, 27 августа 2016 г.

Путин начнет войну против Украины, чтобы остаться у власти — Newsweek

Последние несколько недель президент России (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) Владимир Путин занимался тем, что у него лучше всего получается, а именно разжиганием военной истерии.

Все началось с обвинений Кремля, который заявил, что украинские власти предпочти «террор миру», однако его представители не смогли представить убедительные доказательства «диверсионной операции», которая якобы имела место в Крыму.

Кроме того, ни наблюдатели ОБСЕ, ни свидетели на местах, ни независимые СМИ не подтвердили заявления России о вооруженной конфронтации и артиллерийских обстрелах со стороны украинских правительственных сил.

Андрей Яницкий, украинский журналист, следящий за пропагандой России, сообщил, что фотография палатки, которой, как утверждают российские власти, якобы пользовались диверсанты, на самом деле было взята с фотостока в интернете.

И снова дезинформационная кампания России набирает обороты. Как утверждает крымский журналист Яницкий, сама идея проведения диверсионной операции в Крыму нелепа. Зачем мнимым диверсантам тайно проникать в Крым, как утверждает Россия, когда на полуостров можно с легкостью попасть через пропускной пункт в Херсонской области или с территории России?

Однако главный вопрос заключается в том, зачем Россия сейчас это делает? Украинская разведка сообщила, что на самом деле Москва пытается таким образом скрыть факт перестрелки между российскими военными и сотрудниками ФСБ. Эта версия вполне может оказаться правдой, однако ключевая причина происходящего гораздо более пугающая.

Летом этого года Россия постепенно окружала Украину готовыми к бою войсками. В августе Москва перебросила дополнительные войска и военную технику в оккупированный Крым недалеко от границы. По некоторым сообщениям, российские конвои были замечены на полуострове 11 августа, и ранее в Севастополь прибыли военные корабли и самолеты.

12 августа Россия развернула зенитные ракетные комплексы С-400 в центральной части Крыма. Российские противолодочные корабли и подводные лодки уже некоторое время находятся в Черном море. Три моторизованные бригады были перемещены еще ближе к украинской границе: одна из них находится у города Клинцы на севере, а две другие — в Валуйках и Богучаре на востоке.

Недавно созданная 150-я мотострелковая дивизия была переброшена в Ростов, к востоку от контролируемых сепаратистами районов Донбасса.

Кроме того, Россия провела танковые учения в Приднестровье, у западной границы Украины. Чтобы иметь возможность соединить Крым, Донбасс и Приднестровье, Москве нужно контролировать весь юго-восток Украины, который Кремль иногда называет «Новороссией».

Сепаратисты в Донбассе тоже не сидели сложа руки. Хотя официально сейчас действует перемирие, с мая интенсивность обстрелов со стороны сепаратистов серьезно выросла. Сейчас они уже стреляют из тяжелого оружия, в том числе артиллерийских орудий, зенитных орудий и даже танков, которые запрещены Минским соглашением.

В результате число жертв среди мирного населения и военных выросло до уровня, не виданного с прошлого года, как сообщает Верховный комиссар ООН по правам человека.

Почему ситуация накаляется? Возможно, из-за приближающихся выборов в Государственную Думу, которые назначены на сентябрь. Кремлю необходимо раздуть националистические настроения, чтобы отвлечь избирателей от возможной фальсификации результатов выборов, а украинский народ можно не жалеть.


Цинично? Да. Удивляет? Нисколько. Разумеется, эта попытка отвлечь внимание может перерасти в нечто большее, чем наращивание военного потенциала у границ. Путин не побоится начать войну, если она поможет ему удержаться во власти.

В своей статье, опубликованной в издании Kyiv Post, Джордж Вайгель, старший научный сотрудник Центра этики и общественной политики в Вашингтоне, спрашивает, почему Западу так трудно противостоять агрессии у самых его границ. Он называет неспособность Запада понять, что проблема Украины — это наша общая проблема, примером «дефицита солидарности».

Евросоюз уже начал серию дискуссий, которые будут включать в себя пересмотр сроков санкций в отношении России в октябре. Интересно, почему министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер говорит о снятии санкций «в случае прогресса в мирном процессе», когда этого прогресса и в помине нет. Сейчас он должен говорить о военной помощи Украине. Россия действительно обладает преимуществом эскалации, однако русские ведут войну по собственной воле. Для украинцев же это война на выживание. Внезапное масштабное наступление России, вероятнее всего, убедит даже таких политиков, как Штайнмайер, в необходимости увеличить давление на Кремль.


В октябре 2015 года активность сепаратистов в Украине резко снизилась — именно тогда началась военная кампания России в Сирии. В тот момент Россия была крайне заинтересована в том, чтобы заключить перемирие, чтобы снять с себя бремя санкций. Путин лично принимал участие в переговорах, в том числе в минской встрече в августе и во встрече нормандской группы в Париже в октябре.

Это доказывает, что, несмотря на все заверения в непричастности, именно Россия руководит действиями сепаратистов. Это также доказывает, что с учетом сокращающейся экономики и растущих дыр в бюджете Россия не может позволить себе вести сразу две войны.

Запад может и должен воспользоваться этим, чтобы выступить против агрессии Кремля, пригрозив ему продлением санкций и военной помощью Украине. Доказательств того, что тактика умиротворения больше не работает, у нас предостаточно.

Аарон Корева, внештатный научный сотрудник Института Маккейна в Вашингтоне, Newsweek (США) 


Напомню, в минувший четверг российские войска начали широкомасштабные учения близ границ Украины в ответ на «диверсию» в Крыму. Подробнее об этом читайте здесь