пятница, 26 августа 2016 г.

Запад должен решить украинский вопрос - Atlantic Council

Еще со времен Средневековья Киевская Русь — свободное объединение воюющих друг с другом княжеств, чьи границы примерно совпадают с границами современной Украины — постоянно сталкивалась с вторжениями соседних государств. В списке агрессоров были норманны, монголы, поляки, османы, австрийцы, немцы и нацисты, а также — не в последнюю очередь — московиты, Российская империя Романовых и большевики. Каждое вторжение уничтожало политические и социальные институты, приводило к огромным человеческим жертвам и тормозило развитие страны.

Политика современной России (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) в отношении Украины доказывает, что российская внешняя политика всегда была по сути экспансионистской. Россия стремится контролировать соседние государства посредством дипломатии и экономических связей, если это возможно (вспомните, Евразийский экономический союз), и посредством дестабилизации и силы, если возникает такая необходимость. Стремление России стать империей настолько глубоко в ней укоренилось, что она продолжила его демонстрировать даже в отсутствие «официальной» доктрины после распада Советского Союза.

«Либеральная империя» царя приватизации Анатолия Чубайса стала одним из первых признаков того, что современная Россия не отказалась от своих экспансионистских устремлений. Теперь, когда маска либерализма упала, в имперской песочнице играют куда более зловещие фигуры, в том числе военные и ФСБ, а также Александр Дугин, Александр Проханов, Максим Шевченко и другие антизападные и проимперские шовинисты, ультранационалисты и ненавистники Украины. 

Кремль обнаружил, что Украина слишком велика, чтобы он мог ее проглотить. Тем не менее, несмотря на международную изоляцию России, введенные против нее санкции, падение цен на нефть и последовавшую за этим рецессию, Кремль не изменил свой подход к Украине. Хотя проект «Новороссия», включавший в себя дестабилизацию, аннексию и оккупацию шести областей на востоке и юге Украины, пока был отложен в сторону, программа Кремля все еще предполагает оказание военной поддержки сепаратистам, проведение парламентских «выборов» в контролируемых Россией Донецкой и Луганской областях, изменение баланса сил в Киеве и сохранение экономического давления.

Такой вид интервенции через дестабилизацию, вероятно, останется излюбленным российским способом проецирования силы: это дешевле полноценной военной операции в Украине, а также служит стратегическим инструментом, который позволяет удерживать Киев от интеграции с Западом.

Тем не менее, вполне возможно, что планы Кремля гораздо более зловещи. В июле заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин выразил «озабоченность» тем, что увеличение напряженности в Донбассе служит «доказательством» того, что Украина готовится к военной кампании по возвращению своих восточных территорий. Москва не хочет бросать сепаратистов на востоке Украины. 6 августа лидер российской марионеточной Луганской народной республики Игорь Плотницкий был тяжело ранен в результате взрыва автомобиля. Сейчас ситуация становится еще более напряженной.  


Недавние провокации в Крыму заставили некоторых наблюдателей сравнить случившееся с инцидентом в Гляйвице, который предшествовал нападению Германии на Польшу в сентябре 1939 года. И в самом деле, российские войска сейчас собрались в северной части Крыма, но их численности недостаточно, чтобы начать массовое наступление на Киев. 

Украинские вооруженные силы были приведены в состояние боевой готовности. Посол Украины в ООН напрасно просил Россию представить ему доказательства претензий, а в сети, между тем, начало распространяться еще одно фальшивое российское видео, на котором якобы запечатлены детали провокационной операции украинцев. Остается только надеяться, что целью крымской провокации были предстоящие парламентские выборы в России и необходимость мобилизации пропутинских избирателей.

Вашингтон сталкивается с тремя проблемами в конфликте между Россией и Украиной. Во-первых, разработка адекватной политики США в отношении России невозможна в отсутствие надежных разведданных и качественного анализа. Надежных разведданных не поступает уже долгое время: как вторжение в Грузию в 2008 году, так и оккупация Крыма и война в Донбассе в 2014 году, к сожалению, стали для США полной неожиданностью. Не имея надежных источников информации, невозможно спрогнозировать действия непредсказуемых лидеров, которые полностью контролируют все инструменты политики в своих странах.

Второй задачей является создание альянсом НАТО надежной системы сдерживания. Заставить три тысячи солдат выглядеть как тридцать тысяч попросту невозможно. Русские умеют считать. Когда НАТО объявила о развертывании трех батальонов на территории от Балтийского до Черного моря, Москва противопоставила им три свои дивизии. 


Третья задача — это демонстрация политической воли. Запад должен убедить Москву в том, что дестабилизация Украины или вторжение в страну будет иметь серьезные последствия. Украина не может самостоятельно вести и тем более выиграть войну с Россией. Однако европейцы и американцы явно не стремятся бороться за нее или за другие страны Центральной и Восточной Европы, как недавно заявил республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп. Евросоюз и США поглощены решением собственных проблем. Европа пытается разобраться с выходом Соединенного Королевства из состава Евросоюза, а также с прибытием более миллиона беженцев. Кроме того, Франция и Германия напуганы действиями России и не хотят эскалации конфликта.

Горькая правда состоит в том, что политические элиты в ЕС и США ошибочно полагают, что для них не так много поставлено на карту в украинском конфликте. Они предпочли бы торговать с Россией. И ни одна западная страна — возможно, за исключением Польши — не готова вступить в полномасштабную войну с вооруженной ядерными ракетами Россией ради Украины.

Таким образом, лидерам в США и Европе следует признать, что унция сдерживания — это лучше и дешевле, чем фунт войны. Укрепление НАТО, создание разветвленной разведывательной сети и надежной системы сдерживания в Восточной Европе, а также поддержка безопасности и независимости Украины — это та реалистичная программа действий, которую могут и должны принять Вашингтон, Берлин и Брюссель.

Ариэль Коэн, внештатный старший научный сотрудник Центра Евразии имени Дину Патрисиу, Atlantic Council (США)
 

Данные мысли эксперта представляются довольно разумными и справедливыми. Также с удовольствием хочу отметить, что изложенные в начале данной публикации тезисы об истории Украины и России хорошо коррелируют с выводами в моей недавней статье «Украина потребует от РФ возмещения ущерба за 337 лет оккупации»…