суббота, 9 июля 2016 г.

Порошенко предал Майдан и Украину — Сакварелидзе

Как собираются выиграть выборы у Банковой новые люди, почему в прокуратуру возвращаются старые кадры Шокина и кого из депутатов Луценко может арестовать уже осенью, рассказывает экс-замгенпрокурора.


Экс-замгенпрокурора Грузии и соратник Михеила Саакашвили Давид Сакварелидзе приехал в Украину в начале 2015 года. Менее чем через месяц генпрокурор Виктор Шокин назначил его своим заместителем, ответственным за реформы и кадровую политику ведомства. Еще через несколько месяцев Сакварелидзе вместе с еще одним заместителем Шокина Виталием Касько инициировали так называемое дело «бриллиантовых прокуроров» – самое громкое антикоррупционное расследование последних двух лет. Из-за этого дела осенью 2015-го Шокин «сослал» Сакварелидзе в Одессу, а в марте 2016-го – вообще уволил. 

Реформу, которую начал Сакварелидзе, гражданские активисты называют проваленной, поскольку люди извне, без прокурорского опыта, в нее попасть не смогли.

Теперь Сакварелидзе идет в большую политику. В июне он заявил о создании новой политической партии. Кроме него, в нее войдут его бывший коллега Касько, нардеп Виктор Чумак, экс-главред издания Forbes Украина Владимир Федорин и другие известные лица.

Как на Банковой реагируют на появление новой политсилы, одна из задач которой – потеснить действующих политиков в парламенте и Кабмине, и почему в прокуратуру возвращаются «друзья Шокина», Сакварелидзе рассказал в интервью НВ.

- Пару недель назад вы объявили о создании политической партии. При этом, согласно законодательству, даже в случае победы вашей политсилы, вы не сможете стать депутатом из-за ценза оседлости – вы не проживали последние пять лет в Украине. Зачем вам это?

- А почему борьба за принятие решений – это только депутатство? Это может быть и правительство. В парламент могут зайти наши соратники, которые займут места в списках.

Я не стремлюсь в парламент, поскольку сам уже был депутатом. Горжусь тем, что оказался депутатом, когда нужно было сохранить партию после победы олигарха Бидзины Иванишвили, который имел более сильный ресурс, чем украинские олигархи сейчас. Тогда нами был создан первый прецедент: партия не исчезла и не развалилась после проигрыша на выборах. На этих выборах она вернется во власть.

Для нас власть – это не привилегия. Если бы я хотел заработать на политике, я бы давно мог это сделать и в Грузии, и в Украине: и в мэрии, и в парламенте, и в прокуратуре. Я бы договорился с Шокиным в Украине! Попросил бы несколько дел, которые он бы с удовольствием мне отдал, заработал бы на них пару миллионов долларов в обмен на тишину и ушел через год состоятельным человеком!

Более приятного удовольствия, чем создание страны-лидера экономического развития Восточной Европы – я себе не представляю. Если мы окажемся с вами в Грузии – я готов вам показать новые дороги, новые здания прокуратур, больницы. Я лично принимал в этом участие там, это есть моя амбиция в Украине.

Михеил Саакашвили также не сможет стать депутатом. Будете выдвигать его в премьер-министры, если получите необходимую поддержку в новом парламенте?

Для начала этого должен захотеть сам Саакашвили. Я считаю, что его политический драйв, бескомпромиссность и радикальные изменения нужны Украине как воздух.

Вы уже начали поездки по регионам с целью создания новой партии? Кто вас поддерживает на данном этапе?

Мы уже побывали в Житомире, Черкассах, Виннице, Харькове, Львове.

Сегодня – исторический момент, когда украинское общество осознало необходимость формирования нового политического класса. В каждом маленьком городе это понимают не хуже, чем в Киеве.

К нам присоединяются общественные активисты, мелкие и средние предприниматели, активные студенты. Все они больше не хотят терпеть «серую» политику: мы хотим и добьемся того, чтобы на выборах было только белое и черное.

Что вы имеете в виду?

Наша партия станет социальным лифтом для всех активных людей на местах, которые не могли объединиться раньше и добиться существенного результата. Нужно поднять общеукраинскую волну: мы будем белыми, все остальные – кто не один раз менялся ролями «власть-оппозиция», повязан олигархами, заработали состояния на коррупции – будут черными.

Общество наконец получит четкий выбор: вот новые люди, борцы с коррупцией, с незапятнанной репутацией, а вот – хорошо знакомые вам товарищи из прошлого.
Да, нам будут закрывать эфиры, против нас спустят административный ресурс, нам будут угрожать, но все это сделает нашу волну только сильнее.

Звучит заманчиво, но как вы собираетесь победить влияние крупных телеканалов и СМИ, 90% из которых принадлежит олигархам?

У нас будет нестандартная кампания, целью которой будет поднять общенациональную волну, которая будет состоять из громких событий. Ни один олигархический канал не сможет обойти вниманием то, что будут делать наши активисты, потому что это будет отвечать запросам большей части украинского общества.

Если мы пойдем по стандартной модели выборов, к которым привыкла Украина, мы проиграем.

Без Михеила Саакашвили под номером первым в списке у вашей партии тоже мало шансов. Если год назад он мог поддерживать Сашу Боровика во время предвыборной кампании, не складывая полномочий губернатора, то по новому закону о госслужбе – это невозможно. Готов ли он будет разменять должность губернатора на поддержку политсилы?

Он будет готов обменять должность губернатора на лучшее будущее Украины. Миша уходил с должностей и посерьезнее: и с поста министра, и с поста президента, когда пошел на досрочные президентские выборы в 2007-м году, и мирно передал власть прямому оппоненту в 2013-м году. Поэтому попытки Порошенко уравнять Михаила с другими губернаторами, что читается в его нарративах, звучат очень иронично. Нельзя регионального лидера и одного из главных международных спикеров Майдана приравнивать, не обижайтесь, к губернатору Запорожья.

Это Саакашвили не вылезал из CNN, BBC и FoxNews, привозил на Майдан депутатов Европарламента, снял с самолета Маккейна, который собирался в Рио-де-Жанейро, и привез его на Майдан.

Вы отдаете себе отчет, что подобное противопоставление приведет со временем к прямому и открытому конфликту Саакашвили с президентом Порошенко?

Ничего не исключено. Я не думаю, а знаю, что Порошенко чувствует в нас конкурентов и недоволен, что пригласил меня, например, в генпрокуратуру. Единственное, кстати, чему он может радоваться, это то, что я не стал директором Антикоррупционного бюро.
Боюсь, что даже работника гардеробной или уборщицы с грузинской фамилией в Администрации Порошенко больше не будет.

Вы и другие лидеры вашей партии неоднократно заявляли, что не будете использовать на выборах деньги олигархов. Однако мы с вами общаемся в роскошном офисе в несколько сотен квадратных метров в 3-минутной пешей доступности до Майдана. Кто оплачивает всю эту красоту сейчас, пока партии еще нет?

Этот офис оплачивается общественной организацией Национальная антикоррупционная платформа. Нам пришлось снять этот офис, поскольку нужно было помещение для организации антикоррупционных форумов.

Украинскую политику загнали в такое гетто, где каждому кто хочет стать политиком предлагают обсуждать декларации и доходы, уходя от главной темы. Вместо плана победы и программы действий, разговоры уводят на джинсы Сакварелидзе, столы и стулья в нашем офисе. Параллельно на потоках сидят и дерибанят миллиарды долларов, отвлекая внимание людей на штаны и офисы Сакварелидзе или Саакашвили. Мы не собираемся оправдываться перед проплаченными олигархами телеканалами или журналистами за наш офис, стулья, столы, брюки или носки. Оправдываться придется тем, кто годами обворовывал и разочаровывал народ Украины.

Изначально аренду этого офиса оплачивал бизнесмен и действующий депутат грузинского парламента Коба Накопия. Это длилось несколько месяцев и тогда офис не предназначался для политических целей, а использовался для неправительственной организации. Он достаточно обеспеченный человек, которые регулярно нам помогает. Потом за аренду платила уже сама организация. Думаю, что со временем его заберет уже партия и дальше все финансирование будет полностью прозрачным.

Сколько депутатов вы рассчитываете провести в Раду, чтобы существенно влиять на принятие решений? Не схлынет ли ваша «волна», если не случится досрочных парламентских выборов?

Мы будем целиться не на проценты, а на совместную победу с людьми на местах, которые помогут нам поднять общенациональную волну и сделать эти выборы «черно-белыми». Для нас важно, чтобы народ почувствовал, что это его победа, а не победа какой-либо политической силы. Для этого нам нужно 3-4 месяца и отсутствие досрочных выборов на этот процесс особо не повлияет – потребность общества в такой партии есть и она никуда не денется.

На выборах мы можем набрать и 20, и 30, и 35%, чтобы привести в правительство нормальных министров, которые будет работать на изменения, а не на кошельки.

Как вам новый генпрокурор Юрий Луценко? Он фактически усилил полномочия верного соратника Шокина Юрия Столярчука, который теперь курирует Генеральную инспекцию, которую вы создавали. Как вы себе это объясняете?

Столярчук – просто человек старой формации. Он абсолютно не понимает, в чем заключается современная модель прокуратуры. Он – следователь старой закалки, который только по старым стандартам и может работать.

Посмотрите на биографию Столярчука. Он работал в прокуратуре еще при Союзе [с 1987 года], потом ушел на пенсию, а через 10 лет его вернул Шокин, потому что Столярчук умеет хорошо выполнять приказы. Ему говорят «нападай» - он нападает, говорят «отходи» - отходит.

Как оцениваете назначение Романы Говды прокурором Киева?

Это тот самый прокурор, которому устраивал разнос Миша за блокирование строительства парома. Потом он подписал подозрение по Виталию Касько. Видимо, за эту услугу с ним нужно было как-то «рассчитаться».

Кстати, помните Горностаеву, дочку Шокина? Она была заместителем Говды, когда тот был одесским областным прокурором. Сейчас она вышла из декрета и вернулась на работу.

Когда меня назначили одесским прокурором – она пришла и сказала, что хочет работать. Я сказал, что у меня такого желания нет и я ее не увольняю по одной-единственной причине – все воспримут это как вендетту Шокину. В ответ она пообещала уйти в декрет «пока вы все здесь будете». Вот и вернулась на работу пару недель назад.

А за Генеральную инспекцию, которую вы лично создавали для борьбы с коррупцией внутри прокуратуры – не обидно? Кто такой Максим Мельниченко, который ее возглавляет?

Максим Мельниченко – это племянник [бывшего] заместителя генерального прокурора Кудрявцева, у которого до сих пор близкие дружеские отношения с Шокиным.

После многочисленных попыток вообще сорвать создание Генеральной инспекции, американцы включили этот пункт в список условий для получения миллиардного транша МВФ. В какой-то момент меня позвал Шокин и в присутствии президента сказал: «Давай я назначу руководителем этой инспекции Мельниченко, он будет подчинять напрямую тебе». Для меня приоритетом было именно создание органа, а не персоналии. Всех следователей, которых мы набрали в прокуратуру, должны были туда автоматически переназначить из этих разбросанных подразделений в инспекцию. Однако через 1,5 месяца их стали вызывать и вручать постановления об увольнении! Это все, что вам нужно знать о Мельниченко.

То есть ни одного из тех следователей, которых вы привели в Генпрокуратуру, не назначили?

Из 7 следователей, которые с нами работали, при Шокине назначили трех. Когда генпрокурором стал Юрий Луценко – я попросил этих ребят взять. Насколько мне известно, сейчас в инспекцию назначили около 14 следователей, в том числе тех, кого набирал я.

В своем недавнем выступлении в парламенте Луценко обещал, что уголовное дело против Александра Онищенко – не последнее и осенью будут еще представления на снятие неприкосновенности с других нардепов. Чьи дела вы помните со времен своей работы в прокуратуре?

Мы не имели доступа к большей части документов, я боролся в основном за назначение новых людей и реформу.

Когда они убрали меня в Одесскую область, они, видимо, надеялись, что там я успокоюсь и не смогу создавать им дискомфорт. Но меньше чем за месяц я вышел по делу ОПЗ на интересы депутата, помощницей которого работала нынешний член правления этого завода Ольга Ткаченко. Они, кстати, и живут вместе. С кем связан господин Тищенко, причастный к делу хищения нефтепродуктов Курченко? Я помню дела по Кивалову и Труханову.

Если коротко – реформа прокуратуры провалилась? Вы свою ответственность за какие-то недоработки чувствуете?

Реформа частично удалась, а потом застопорилась. Даже несмотря на сопротивление Шокина, мы собрали гражданских активистов, которые принимали участие в собеседованиях, транслировали собеседования в интернете, обеспечили процесс тестирования. В результате, 14% назначенных руководителей объединенных местных прокуратур стали люди, которые никогда не занимали руководящие посты в системе. Никогда бы без конкурса они этих должностей не получили. Кстати, сейчас все они попали под огромное давление старой гвардии прокуроров.

Признаю, что нам нужно было быть более агрессивными. По плану после обновления нижнего звена, мы должны были перейти на областной и верхний уровень. А теперь представьте: только на этом нижнем уровне мы сократили количество работников прокуратур с 2550 до 650! Часть тех, кто не смог пройти тесты – забрали в области на более высокие должности. Провести тесты и реорганизацию среднего звена нам уже не удалось.

Важным вопросом было увеличение зарплаты. Мы планировали сделать это в краткосрочной перспективе, однако, к сожалению, не нашли понимая у правительства.

Мы также хотели оптимизировать бизнес-процессы в прокуратуре: убрать бумаготворчество, упростить работу следователей, расписать сроки выполнения по каждому делу. Но это уже не понимал сам Шокин, для него это был китайский язык! Он меня критиковал за всякие словечки вроде guideline или business process и часто повторял: «Не используй слово «бизнес», потому что прокуратура – это не бизнес-организация». Ну отсутствовало у человека понимание того, что это общепринятый мировой термин, касательно любой отрасли жизни.

Получается, вы купились на обещания Порошенка, а он вас предал?

Я не купился на обещания, а создал прецедент внутреннего противостояния. Мы были искренними в каждом нашем действии. В генпрокуратуре остался костяк людей, которые ждут изменений и готовы их возглавить при случае.

Если бы наша команда не вынесла всю эту внутреннюю грязь, насквозь пропитавшую стены Генпрокуратуры – Шокин бы продержался там еще очень долго. У него ж проблемы начались вместе с нашим делом «бриллиантовых прокуроров»! И это – заслуга нашей команды вместе с большой частью гражданского общества.
 
И еще важный момент. Не забудьте, что по результатам всех этих конкурсов в систему прокуратуры все же попали люди не из системы! Самый большой показатель, кстати, был в Одессе.
 
Послушайте, я с первого дня работы в прокуратуре сказал, что не хочу выбирать людей в команду из числа «бриллиантовых прокуроров». По нашей просьбе группа волонтеров сняла видеоролик, в котором молодые сотрудники генпрокуратуры приглашали на конкурсы всех желающих. Знаете, что с ним произошло? Его забраковали в Администрации президента и сняли свой собственный с фотографиями Шокина и Порошенко. Наш ролик даже в соцсети не разрешили выложить.

Видеоролик, который, был снят для продвижения реформы прокуратуры и который, по словам Сакварелидзе, запретила показывать Банковая 

https://www.youtube.com/watch?v=5RC2Df6xm6M 

Меня лично никто не предавал, это они предали ожидания Майдана. Они предали новую Украину, не оправдали ее ожиданий. Они ж меня не за красивые глаза позвали в прокуратуру, а потому что был запрос на реформы и обновление. Можно было эксплуатировать модель грузинских реформ и во многих ведомствах шла борьба: кто какого грузина перетянет. 

Дело совсем не во мне. У политиков всегда есть выбор – делать реформы или нет, инструментом для этого могут быть украинцы, грузины, французы, молодые, старые, без разницы.

Илья Лукаш, «Новое время», 9 июля 

Напомню, в минувший четверг экс-заместитель генерального прокурора Виталий Касько обвинил генпрокурора Луценко в том, что в прокуратуре происходит "окончательный реванш старой системы". 

Так Касько отреагировал на назначение в среду прокурором Киева Говды («Луценко назначил прокурором Киева явное Г.»). 

Ну а предал Майдан и Украину Порошенко всего через месяц после победы Майдана — уже в марте 2014 года он вступил в сговор с бывшим режимом на тайной встрече в Вене…