четверг, 9 июня 2016 г.

Россия под прицелом «неофициальных» санкций - The Financial Times

Западные правительства тайно препятствуют национальным банкам и финансовым институтам в приобретении российских облигаций.

Недавно Россия представила миру две совершенно разных картины. Москва вернулась на мировой рынок капитала, выпустив облигации в евро впервые с 2013 года (через год российские деятели и предприятия оказались под ударом западных санкций из-за военного вмешательства в Украине).

В тот же самый момент разгневанный пенсионер застал премьера Дмитрия Медведева врасплох перед объективами камер в аннексированном Крыму. Тот пожаловался министру на отсутствие индексации пенсий. «Просто нет денег, — ответил Медведев. — Найдем деньги — будет индексация. Вы держитесь, здоровья вам, хорошего настроения». Происшествие породило целую волну презрительных отзывов в социальных сетях.


На самом деле ситуация с российским бюджетом не настолько плачевная, как говорил Медведев. В этом году его дефицит составит 4%, впервые с 2010 года. Тем не менее, получив 1,75 миллиарда долларов на выпуске облигаций, Москва продемонстрировала, что еще в состоянии привлекать займы. Таким образом, у нее, скорее всего, получится найти оставшиеся 3 миллиарда, которые нужны для выравнивания бюджета на этот год. Российские облигации не затронуты санкциями, а официального запрета на повышение потолка задолженности тоже нет. Но если целью выпуска облигаций было показать, что санкции не так уж страшны, и что интерес инвесторов успокоит все страхи, затея явно провалилась. Операция показала, что «неофициальные» (то есть введенные правительствами за кулисами) санкции мешают предприятиям, банкам и финансовым институтам возобновить дела с Россией.

Москва утверждает, что иностранные инвесторы (причем по большей части в Великобритании) приобрели облигации более чем на миллиард долларов. Однако многие крупные фонды отказались от участия, и мало кто открыто признает, что купил ценные бумаги Москвы. Источником значительной части пришедших из Великобритании средств могут быть российские капиталы, которые гуляют между Лондоном и Москвой. Проблема кроется не в отсутствии спроса, а в тревогах инвесторов: им будет непросто продать российские облигации на вторичном рынке. В проспекте отмечается отсутствие гарантии того, что их примут системы Euroclear и Clearstream, которыми пользуются многие инвестиционные организации. Это означает, что в настоящий момент они могут обрабатываться лишь с помощью российской системы.

Неофициальные санкции дают о себе знать. В феврале российский Минфин контактировал с 25 американскими, европейскими и китайскими банками для организации выпуска облигаций. Вашингтон в частном порядке связался с американскими банками и попросил их отказаться от участия. В противном случае это могло бы подорвать эффективность санкций и дать Москве возможность использовать средства на нужны своих банков и предприятий, которые не могут получать финансирование на Западе. ЕС направил аналогичное предупреждение европейским банкам. В конечном итоге единственным организатором эмиссии оказался государственный «ВТБ Капитал». Москве не удалось привлечь даже китайские банки: это говорит о том, что китайские финансисты больше боятся разозлить западных регуляторов, чем упустить возможности для бизнеса в России.

Министр финансов Антон Силуанов громогласно раскритиковал европейские и американские банки, которые идут на поводу у «телефонного права» (западные журналисты зачастую используют это выражение для описания российской судебной системы). Он также отметил, что Москва ведет переговоры с Euroclear по поводу обслуживания облигаций, в связи с чем на систему «было оказано беспрецедентное давление» со стороны правительств. В Euroclear ситуацию пока не комментируют. Как бы то ни было, крупнейшими ее акционерами являются банки, которых могут ждать очень большие проблемы, если депозитария обвинят в нарушении санкций. Что касается конкурентов из Clearstream (принадлежит Deutsche Börse), в 2013 году им пришлось выплатить Вашингтону 152 миллиона долларов штрафа за нарушение американских санкций против Ирана в ходе операций с ценными бумагами в 2008 году. Остальные участники рынка не могли не отметить для себя столь недвусмысленное предупреждение.

Западным предприятиям, разумеется, хочется, чтобы геополитическая напряженность спала, потому что им надоел ворох официальных и неофициальных ограничений. Однако глава Евросовета Дональд Туск заявил недавно о большой вероятности продления европейских санкций против России вопреки несогласию ряда государств. Это означает, что санкции останутся в силе еще, как минимум, полгода и, несмотря на заявленный «точечный» и «хирургический» характер, будут накрывать Россию куда более широким ограничительным облаком...


Нил Бакли, The Financial Times (Великобритания)

Как я рассказывал, 23 мая Россия снова затеяла возню с евробондами, но сразу стало понятно, что на Западе снова активно препятствует этой затее.

При этом уже 25 мая стало известно, что попытка размещение Россией евробондов опять с треском провалилось. Из запланированных $3 млрд удалось разместить только $1,75 млрд. Ориентировочная доходность была 4,65-4,90%, итоговая составила 4,75%. Спрос был «дутый», а инвесторами оказались «российские иностранцы»...

Предыдущая попытка Москвы разместить евробонды, предпринятая в феврале, тоже завершилась полным провалом вследствие соответствующих усилий Запада.