воскресенье, 12 июня 2016 г.

Bloomberg: союзникам Путина не нужны его деньги


По словам министра иностранных дел Чехии Любомира Заоралека, в Европе Россия следует стратегии «разделяй и властвуй», пытаясь поддержать популистские движения евроскептиков. «Эта тема часто обсуждается, — сказал Заоралек в интервью изданию Financial Times. — Мы не сомневаемся, что Россия находит способы финансировать это».

Многие официальные лица делали подобные заявления и раньше, но, подобно Заоралеку, они не могли представить убедительные доказательства этого. Возможно, чтобы получить такие доказательства, нам придется дождаться падения нынешнего режима в России. Между тем, сейчас гораздо важнее понять две вещи, касающиеся подъема правых сил в Европе: их подъем действительно выгоден России, но он произошел бы вне всякой зависимости от наличия поддержки со стороны Москвы.

Единственным доказательством финансовой поддержки Россией ультраправых европейских партий, выступающих против членства их стран в Евросоюзе, является признание французской партии «Национальный фронт», что она получила кредит в размере 9 миллионов евро от небольшого, но достаточного влиятельного частного российского банка. Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен не стыдится того, что ее партия получила этот кредит. Ранее в этом году казначей партии Валлеран де Сен-Жюст заявил, что «Национальный фронт» обращается к российским банкам за новыми кредитами, потому что французские банки отказывают этой партии. Согласно отчету за 2014 год — самому новому из имеющихся — общая сумма кредитов «Национального фронта» составляет 13 миллионов евро. Таким образом, кредит от российского банка, очевидно, нельзя назвать деловым соглашением.

В остальном свидетельства финансовой помощи ультраправым партиям со стороны России остаются косвенными и обрывочными. В феврале немецкая газета Der Spiegel написала о «семинаре по вопросам политики безопасности», проведенном партией «Альтернатива для Германии», выступающей против иммигрантов и членства в Евросоюзе в целом. В статье говорилось, что этот семинар прошел при финансовой поддержке российского посольства. Кроме того, ходили слухи о поддержке со стороны России ультраправой венгерской партии «Йоббик», а также правых партий в Болгарии и Греции. В Акте о полномочиях разведки 2016 года Конгресс США распорядился провести расследование слухов о том, что Россия финансирует иностранные политические партии и неправительственные организации с 2006 года, но, даже если и был составлен какой-то отчет об этом расследовании, он обнародован не был.

Отсутствие достоверных данных не удивляет. Непосредственную финансовую поддержку ультралевых партий со стороны Советского Союза было так же трудно доказать – пока не были открыты архивы Коммунистической партии в Москве вскоре после неудавшегося переворота 1991 года. Рассекреченные документы доказывали, что в 1980-х французские и американские коммунистические партии получали по 2 миллиона долларов в год. Союзники СССР в других странах получали меньше. Деньги перечислялись до 1991 года включительно, когда Советский Союз оказался на грани полного банкротства и многие опасались начала голода.

Путин, как бывший агент КГБ, должно быть, знал о существовании и принципах работы этой системы, а сейчас появилось множество архивных документов, которые могут помочь в ее воссоздании. Поскольку Россия сегодня — это капиталистическая страна, любая система перевода средств будет гораздо сложнее, чем метод передачи наличных через агентов КГБ, существовавший в советские времена.

Хотя прежние связи с левыми партиями уже давно сошли на нет, сейчас наблюдается бесспорное сходство современных популистских ультраправых партий и Кремля. Петер Креко, возглавляющий Political Capital Institute в Будапеште, проанализировал публичные выступления и голоса членов Европарламента, представляющих эти партии, и обнаружил, что из 14 партий, получивших места в Европарламенте, восемь были готовы поддерживать Россию. Это вовсе не значит, что все эти партии или хотя бы некоторые из них получают финансовую помощь от России: они вполне могут быть идеологическими союзниками. «Антизападная, антикапиталистическая, государственническая и националистическая идеология, авторитарная политическая система России, традиционализм, ее жесткий лидер и риторика великой державы отлично вписываются в политическую идеологию ультраправых партий Европы», — написал Креко.

В отличие от Советского Союза у Кремля сегодня нет идеологии. Кода Путин пришел к власти в 2000 году, он не исключал даже членства России в НАТО. Позже, в сытые годы дорогой нефти, Россия просто называла себя энергетической сверхдержавой. Сегодняшняя антизападная линия Путина стала реакцией на внутриполитическую ситуацию, а нужда во внешних врагах означала поиски таких союзников, которые могли бы подрывать основы истеблишмента Европы изнутри. И устремления правых популистов делали их отличными кандидатами на эту роль: остановим гниение, защитим чистоту национальных и христианских традиций, не пустим иммигрантов и будем править сильной рукой.

Пока продолжается медовый месяц Путина и европейских правых партий, не так уж и важно, помогает ли Россия им в финансовом отношении, особенно если учесть, что Путин пока не требует от своих союзников серьезной отдачи — Советский Союз тоже не ждал, что западные коммунистические партии будут организовывать революции.

«Даже если Путину не удастся сделать так, чтобы пророссийские западные партии занимались формированием правительства, он все равно может надеяться, что их растущее влияние станет серьезной нагрузкой для правительств Евросоюза, особенно в вопросе отношений с Россией, — отметил греческий политолог Антонис Клапсис в своей статье 2015 года. — Проще говоря, пророссийские ультраправые партии могут служить троянскими конями Кремля в его попытках подорвать внутреннее единство Евросоюза и НАТО».

Кремль знает, что его союзники, как и те левые партии, которые поддерживал Советский Союз, слишком слабы, чтобы диктовать политику, но в этой сфере цели Путина не настолько амбициозны. Будь то результаты референдума в Нидерландах, где большинство высказалось против свободной торговли с Украиной, или потенциальный успех кампании сторонников выхода Великобритании из Евросоюза, правые партии Европы нужны Путину для того, чтобы выводить из равновесия его противников.

Популисты станут сильнее только в том случае, если большее число европейцев поверит в их идеи. А такую поддержку нельзя купить за несколько миллионов долларов. Популярность Ле Пен не имеет никакого отношения к российским деньгам: она пользуется реальной поддержкой благодаря провалам партий мейнстрима. Партия «Альтернатива для Германии»  набрала 15% на голосовании не потому, что российское посольство спонсирует ее мероприятия: она имеет такую поддержку, потому что многие немцы разочаровались в непоследовательной миграционной политике Ангелы Меркель.

«Россия пользуется нашими слабостями, — сказал Заоралек в интервью Financial Times. — Мы должны найти способ адекватно ответить на это». Однако необходимый ответ предполагает не столько поиски следов российского финансирования — это бессмысленное занятие — сколько политическую борьбу с популистами и победу над ними на выборах. Это не помешает Путину поддерживать их, но, как когда-то фиаско коммунистической идеологии привело к укреплению Европы, такая борьба с популистами сделает Европу более стабильной и безопасной, несмотря на финансовую поддержку России.
 
 
Леонид Бершидский, Bloomberg (США) 
 
Бершидский, являющийся регулярным автором блогов Bloomberg, хотя и далеко не всегда, но довольно часто озвучивает правильные мысли. 
 
Например, на днях он разместил статью «Режим Путина снова выставил себя на посмешище», в которой справедливо поизмывался над фашистским режимом в России в связи с его репрессиями в отношении российского художника Петра Павленского. 
 
А в апреле Бершидский написал, что Западу не надо поддерживать своими деньгами нынешнюю коррумпированную власть Украины. С чем я тоже согласен...