четверг, 9 июня 2016 г.

Скандал вокруг моста из фашисткой РФ в оккупированный Крым набирает обороты


Вчера издание Forbes рассказало, что мост из фашистской России в оккупированный Крым, похоже, накрывается медным тазом. А сегодня уже российское издание «Ведомости» сообщило новые скандальные подробности, связанные с этим мостом.

Как написало указанное российское издание, Керченский мост застраховала неизвестная крымская компания. При этом она получила 1 млрд рублей премии, хотя ее активы - всего 210 млн рублей.

Крымская первая страховая компания (КПСК) получила около 1 млрд руб. за страхование строительства Керченского моста, следует из статистики Центробанка. Сборы компании по страхованию имущества юрлиц, за 2015 г. составившие 11,7 млн руб., за I квартал подскочили до 1,06 млрд. Страховая сумма по договорам страхования иного имущества юрлиц в КПСК составила в I квартале 244 млрд руб., следует из данных ЦБ. Строительство моста оценивалось в 228 млрд руб. ООО «Стройгазмонтаж» (по данным ЕГРЮЛ, на 100% принадлежит Аркадию Ротенбергу) заключило соглашение о страховании проекта строительства моста в КПСК, сообщал в апреле 2016 г. Росавтодор.

Издание отмечает, что страховщика для моста нашли с трудом – никто не хотел и не мог брать на себя такую большую страховую сумму, говорит сотрудник одной из организаций Росавтодора. В апреле эта проблема обсуждалась в ЦБ, рассказывали страховщики. Страхование крымских объектов сейчас несет большой риск подпасть под санкции, поэтому лидеры рынка не взялись за этот проект, объясняют два топ-менеджера компаний из топ-5. Кроме того, «санкционные» риски сейчас невозможно перестраховать на Западе, а оставить на собственном удержании такие риски невозможно, добавляют они.


КПСК была зарегистрирована после введения санкций, в мае 2014 г., в Симферополе двумя ООО, принадлежащими Андрею Григоренко. Большинство компаний, с которыми он был связан, ликвидированы. 

У КПСК есть лицензии на имущественное и личное страхование. Уставный капитал в конце 2015 г. составлял 165 млн руб., активы – 209 млн руб., следует из отчетности компании. В 2015 г. страховщик собрал 83,9 млн руб. премий (204-е место), по данным ЦБ. 

КПСК пока не перестраховывала риски строительства, следует из данных ЦБ: в январе – марте премии, переданные в перестрахование по страхованию имущества юрлиц, у КПСК составили 63,3 млн руб. 

Возможно, в договоре прописан лимит на один страховой случай, рассуждает брокер, занимающийся размещением подобных проектов. Еще одна надежда на Национальную перестраховочную компанию (НПК), которую создает ЦБ специально для перестрахования «санкционных рисков», напоминает он. НПК может заработать в 2017 г., оценил вчера зампред ЦБ Владимир Чистюхин, если Дума примет закон об НПК в весеннюю сессию. 

Такая страховая защита масштабного проекта с большими рисками вызывает серьезные опасения, если не существует дополнительных сделок по перестрахованию этих рисков, отмечает управляющий партнер НАФИ Павел Самиев: «Компания [КПСК] вряд ли сможет самостоятельно переварить столь крупные риски, в одиночку с ними не смогла бы справиться даже крупная компания». Его тревожит отсутствие информации о рейтингах надежности КПСК, ее финансовом состоянии, «можно предположить, что она не имеет опыта взаимоотношений с перестраховщиками по подобным масштабным проектам, а потому вряд ли сможет самостоятельно разместить такой риск». 

«Такого рода проект может реализовать только первая десятка страхового рынка, взяв на себя 10% рисков, а остальное перестраховав пулу», – отмечал президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс, но из-за того, что строитель – «подсанкционная компания, сделать это на Западе невозможно». Он также сомневался, что компания вроде КПСК сможет покрыть риски этого проекта, а «у нас внутри такой [перестраховочной] мощности нет». 

В ЦБ и КПСК не ответили на вопросы редакции, пишут «Ведомости», связаться с Григоренко тоже не удалось. 

Напомню, в конце минувшего месяца президент российского «Сбербанка» заявил, что его учреждение не будет работать в оккупированном Крыму. «Для финансового сектора России работать в оккупированном Крыму все равно, что объесться мухоморами, запив бутылкой водки», - прокомментировал он ситуацию.