понедельник, 2 мая 2016 г.

В отношении России эффективнее политика кнута, чем пряника — Rzeczpospolita

Интервью с заместителем помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Кэтлин Кавалек.

Rzeczpospolita: Ответит ли Америка огнем, если российские самолеты снова будут совершать провокационные полеты в нескольких метрах от американских кораблей, как это было две недели назад на Балтике?

Кэтлин Кавалек: Это был очень опасный маневр, мы заявили свой протест по дипломатическим каналам и предупредили Россию, что не будем терпеть подобные действия. В других обстоятельствах россияне извлекали выводы: в Сирии они ведут себя очень осторожно, делают все возможное, чтобы избежать таких инцидентов. Я надеюсь, что в этом случае тоже так произойдет.

— А если нет? 

 
— Я не могут комментировать гипотетические предположения.

— Турки осмелились сбить российский истребитель, который нарушил их воздушное пространство. Почему Америка не может отреагировать так же? 


— Мы осознаем нашу ответственность, нельзя позволять эмоциям себя захлестнуть. Сейчас мы видим, к чему привели турецкие шаги. Я не думаю, что мы хотим позволить втянуть себя в подобный конфликт. Помимо ответа огнем существуют другие способы решения таких проблем.

— Не знаю, так ли это повредило туркам, россияне их теперь уважают…

 
— Оценивать это можно по-разному. Напряженность между Россией и Турцией, несомненно, усилилась, а это невыгодно ни одному из этих государства.

— В мае начнутся работы по строительству базы противоракетной обороны в Редзиково. Россия заявляет, что в ответ нацелит на Польшу из Калининградской области комплексы «Искандер», оснащенные ракетами с ядреными боеголовками. Что думает об этом Америка?

 
— Я снова не могут ответить на этот вопрос, так как он относится к сфере предположений. Мы с самого начала ясно объясняем, что система ПРО не нацелена против России, каждый, кто сохраняет объективизм, это видит. Россияне прекрасно это понимают, но, судя по всему, хотят использовать этот проект в пропаганде, адресованной собственному обществу.

— США развивают авиабазу «Морон» в Андалузии, но не хотят создавать такие же базы в Польше. Опасность, исходящая от Марокко больше, чем от России? 

 
— Мы запустили Европейскую инициативу поддержки, чтобы усилить ротационное присутствие наших войск в Польше и других странах восточного фланга НАТО. Наши планы на будущее ясны: мы делаем то, что возможно в данный момент.

— Это, однако, усиливает впечатление, что президент Барак Обама действует с Кремлем слишком мягко, а его идея «перезагрузки» отношений с Россией была просто наивной. 

 
— Я не думаю, что президент был наивен. Сотрудничество с Россией всегда было сложным. Мы хотели общаться с ней, как с партнером, поддерживать конструктивные идеи сотрудничества, избежать ненужной конфронтации. Президент совершенно оправданно пытался пойти этим путем, использовать пряник, а не кнут. Аннексия Крыма, появление российских сил на востоке Украины заставили нас изменить эту стратегию, вновь сменить пряник на кнут.

— Возможно, Украина не лишилась бы Крыма, если бы США дали президенту Януковичу гарантии, что он до окончания президентского срока останется на своем посту, на который он был выбран демократическим путем. Так говорит профессор Гарварда Марк Креймер. 

 
— Мы пытались выработать соглашение, которое бы позволило Януковичу остаться у власти. Он сам решил сбежать со сцены, Америка его не прогоняла. Такова была тогда динамика украинской политики.

— Кнут, то есть санкции, дает эффект? Есть ли какие-то шансы на то, что Путин выполнит Минские соглашения? 

 
— Мы видим шансы на прогресс. Обама сказал Путину, что один из его приоритетов — воплотить в жизнь Минские соглашения до окончания своего срока. Это бы открыло возможность для отмены санкций. Но перед этим украинцы должны получить контроль над собственной границей. Америка готова в любой момент поддержать переговоры в Нормандском формате (Россия, Украина, Германия, Франция). Все знают, что нужно сделать, сейчас речь идет только о том, в какой последовательности это произойдет, и о восстановлении доверия.

— Обама предостерег Путина, что его преемник может оказаться гораздо более жестким, так что договориться с Вашингтоном лучше сейчас?

 
— Все знают, что Обама уйдет, ведь у нас демократия. Путин должен просчитать сам, каким будет новый хозяин Белого дома: более жестким или более мягким. Обама просто заявил, что США занимают решительную позицию в отношении санкций. С россиянами гораздо важнее не то, что делается, а то, что говорится.

— Российская экономика находится в настолько плачевном состоянии, а настроения россиян настолько ухудшились, что Путин раздумывает над уступками?


— Путин, определенно, не ожидал, что по российской экономике нанесут удар столько факторов одновременно: низкие цены на нефть, последствия отсутствия реформ в стране, санкции, недоступность западных кредитов. Игнорировать все это российский президент не может.

— Возможно, почвой для компромисса станет обещание, что Украину никогда не примут в НАТО?

 
— Я так не думаю. НАТО придерживается политики открытых дверей.

— Значит, через 10 лет вы видите Украину в рядах альянса?

 
— Сомневаюсь, что сейчас есть смысл говорить о датах. Главное, придерживаться своих принципов.

— Новое правительство в Украине сформировано при поддержке голосов пророссийской оппозиции. Там будут продолжать реформы?

 
— Заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд провела недавно несколько дней в Украине, она встретилась с представителями нового правительства и вернулась удовлетворенная обещаниями, которые там услышала. Новый премьер понимает, в какой ситуации оказалась Украина, каковы условия Международного валютного фонда. Так что мы, конечно, будем поддерживать реформы нового правительства.

— Москва продолжает оккупировать Крым и Донбасс, но несмотря на это, США согласились на возобновление работы Совета Россия-НАТО. Почему? 

 
— Мы с самого начала говорили, что готовы возобновить работу Совета, если он займется ситуацией в Украине. Москва увидела, что не сможет разрушить солидарность альянса в этом вопросе, и в конце концов согласилась обсуждать украинскую тематику. Так что это не мы, а россияне сменили свою позицию. 

— Германия выступает против постоянных баз НАТО в Центральной Европе, поэтому их нет. Одновременно она поддерживает сохранение санкций против России, и они продолжают действовать. Американская политика в Европе оказалась в заложниках у Берлина? 

 
— Германия — ключевая страна Европы, но Франция и Польша — тоже. ФРГ взяла на себя инициативу в украинском кризисе, поэтому она естественным образом стала нашим партнером. Но это не вредит нашим отношениям с другими европейскими странами.

— Дональд Трамп заявляет, что если он станет президентом, он заключит сделку с Путиным. Это не наивно? Джордж Буш заглянул в глаза Путина и решил, что это человек, с которым можно вести дела. Мы знаем, чем все это закончилось.

 
— Наивно ли это? Избиратели знают, каким опытом во внешней политике обладает каждый из кандидатов, и на основе этого они могут оценить их заявления.

— С Хиллари Клинтон по-другому?


— Она была государственным секретарем США, она хорошо понимает НАТО и россиян. Какова была ее политика в отношении России известно: решительной и опирающейся на твердые принципы.


Енджей Белецкий, Rzeczpospolita (Польша)

Напомню, 18 апреля президент США Барак Обама пригрозил по телефону президенту Росcии Владимиру Путина международной изоляцией, если РФ не будет придерживаться минских договоренностей по Донбассу. Хотя кремлевские СМИ тогда переврали этот разговор.

А в минувшую пятницу в Конгресс США внесли проект закона об усилении санкций в отношении России и дополнительных мерах финансовой помощи Украине. Законопроект подготовили демократ Элиот Энгель и республиканец Адам Кинзингер. В нем они также призывают не отменять санкции США в отношении России до тех пор, пока Крым не вернется в состав Украины.