понедельник, 16 мая 2016 г.

Россию даже не пригласили на июньскую встречу ОПЕК — Forbes



За несколько недель до встречи членов Организации стран-экспортеров нефти, назначенной на 2 июня, один из ведущих представителей российской нефтяной промышленности выступил со своеобразной надгробной речью в адрес ОПЕК. В своем интервью агентству «Рейтер», которое было опубликовано 10 мая, председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что ОПЕК «практически перестала существовать как единая организация». Еще более пессимистичное мнение о том, что «ОПЕК мертва», прозвучало на встрече ОПЕК 5 мая.


По словам Сечина, мировым рынком нефти в настоящее время управляют несколько факторов, таких как финансы, технологии, государственное регулирование и добыча сланцевого газа в США, что «исключает возможность для любого картеля диктовать свою волю рынку». Это высказывание перекликается с заявлением, которое Сечин сделал в октябре прошлого года, о том, что у США есть все возможности для того, чтобы «влиять на развитие конкурентного нефтяного рынка», и что среднесрочные перспективы мирового нефтяного рынка будут определяться рынком в США». Сечин напомнил своему собеседнику, что он (и «Роснефть») с самого начала скептически относился к предложению о «заморозке добычи» и до сих пор не видит возможности для коллективных действий ОПЕК.

Такой же точки зрения придерживается представитель Саудовской Аравии в ОПЕК Мухаммед аль-Мади, который заявляет, что страны ОПЕК и страны, не входящие в состав этой организации, должны «серьезно отнестись к недавним изменениям на рынке» и признать, что рынок сейчас переживает структурные перемены, становясь более «конкурентным, а не монополистическим». Комментарии представителя Саудовской Аравии свидетельствуют о том, что вероятность согласованной рыночной интервенции уменьшается с каждым днем, особенно с учетом того, что крупные производители сейчас ведут ожесточенную борьбу за долю на глобальном нефтяном рынке и что спрос и предложение более или менее сбалансируются уже примерно к концу 2016 или в первой половине 2017 года.

В одном можно быть уверенными: сейчас существует довольно низкая вероятность противоречивых сигналов от министра нефти Саудовской Аравии и заместителя крон-принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана, подобных тем высказываниям, которые обрекли апрельские переговоры в Дохе на неудачу. 7 мая в Саудовской Аравии произошла серьезная перестановка в кабинете министров, в результате которой министра нефти и минеральных ресурсов Али аль-Наими на этом посту сменил Халид аль-Фалих, глава саудовского нефтяного гиганта «Арамко». Такая смена караула является частью амбициозной программы  по структурной перестройке, известной как «Саудовское видение 2030», за которой стоит заместитель крон-принца. Именно его вмешательство привело к провалу переговоров в Дохе: он поставил ультиматум, заявив, что Саудовская Аравия не станет замораживать добычу, если Иран не сделает то же самое.

Как я уже писал ранее, Саудовская Аравия сознательно пыталась отодвинуть Россию на второй план, чтобы помешать ей в будущем участвовать в процессе принятия решений ОПЕК. Министр энергетики России Александр Новак не получил письменного приглашения на июньскую встречу. Хотя Новак намеревается поддерживать свои контакты с ОПЕК и Саудовской Аравией, он пока не планирует встречаться или разговаривать с новым саудовским министром нефти. По словам Новака, дальнейших переговоров по вопросу о заморозке добычи не планируется, потому что рынок стабилизировался.

Разногласия, возникшие на переговорах в Дохе между Саудовской Аравией и Россией из-за Ирана, стали серьезной проблемой, которая долгое время будет оказывать негативное влияние на сотрудничество между этими странами в области энергетики. Несмотря на все заявления Эр-Рияда о том, что его политика в области нефтедобычи целиком и полностью обусловлена ситуацией на рынке, результаты переговоров в Дохе стали следствием геополитических и  геоэкономических факторов, связанных с Ираном, а вовсе не технократических разногласий в вопросе о том, как вести себя в новых условиях. Прямые переговоры на министерском уровне между Москвой и Эр-Риядом по вопросам, связанным с ситуацией на глобальном нефтяном рынке, вряд ли возобновятся в ближайшем будущем. И даже если они возобновятся, они вряд ли будут характеризоваться тем же уровнем сотрудничества, который мы наблюдали в период «заморозки добычи» в течение последних нескольких месяцев.

Между тем, Иран продолжает наращивать объемы добычи и экспорта, пытаясь вернуть себе утраченную долю рынка. В апреле объемы добычи нефти в Иране достигли 3,56 миллиона баррелей в день, а объемы экспорта — 2 миллионов баррелей в день — это самый высокий уровень с 2011 года. 6 мая Мохсен Камсари, директор по международным вопросам государственной Иранской национальной нефтяной компании, заявил, что объемы добычи Ирана достигли уровня, достаточного для присоединения к инициативе по заморозке добычи. Однако 9 мая министр нефти Ирана недвусмысленно поправил его, открыто заявив, что Иран не готов замораживать добычу, пока объемы добычи не достигнут 4 миллионов баррелей в день. Теперь нам предстоит беспощадная борьба за долю на рынке, усугубляемая неустанным геополитическим соперничеством между Саудовской Аравией и Ираном (и Россией), в которой остальным членам ОПЕК и другие странам будет отведена роль сторонних наблюдателей.


Джереми Макси, Forbes (США)

Конечно, все это — очень плохие новости для России. Тем более, что, как стало известно на прошлой неделе, доходы России от экспорта нефти рухнули в первом квартале 2016 года до 12-летнего минимума. 

Кроме того, напомню, дневная добыча нефти в странах ОПЕК выросла в апреле нынешнего года на 484 000 баррелей по сравнению с мартом, составив 33,217 млн баррелей. Об этом сообщило в начале мая агентство Bloomberg со ссылкой на свои расчеты, основанные на информации, предоставленной нефтяными компаниями, странами-производителями и аналитиками. Это - рекордный месячный объем добычи с 1989 года, когда Bloomberg стало собирать соответствующие данные. 

А в конце апреля недели эксперты, опрошенные Bloomberg. спрогнозировали падение до $30 за баррель в течение нескольких недель.

Также напомню, что встреча в Дохе 17 апреля, которую инициировала Россия с целью добиться замораживания нефтедобычи, закончилась полным провалом