четверг, 5 мая 2016 г.

Поддержка россиянами Путина и, следовательно, их деградация растут

Несмотря на социально-экономические трудности в России, сторонников Путина не становится меньше. Напротив, президент РФ продолжает приобретать всё большую поддержку со стороны общества и различных политических сил. Таковы выводы исследования ВЦИОМ, проведенного по заказу Фонда развития гражданского общества (ФоГРО) в апреле 2016 года, о которых сегодня массово пишут российские СМИ. 

Согласно его результатам, деятельность президента сегодня одобряет 82% опрошенных, а возможность проголосовать за него на президентских выборах допускают 84% респондентов.

Такие высокие показатели держатся на доверии к Путину: граждане считают, что в любой ситуации он будет действовать в их интересах, поясняет руководитель ФоРГО Константин Костин. По его мнению, эрозия «путинскому большинству» к 2018 г. не грозит, тем более что, по прогнозам МВФ, уже в следующем году экономику России ждет пусть небольшой, но рост, подчеркивает Костин. Показатели Путина стабильны на протяжении двух лет, колебания есть, но их коридор достаточно узкий и в целом пропутинские настроения носят устойчивый, а не ситуативный характер и держатся на уровне «крымской весны» 2014 г., добавляет руководитель исследовательских проектов ВЦИОМа Михаил Мамонов. Объясняется это особенностями мотивации – она у россиян не просто «ситуативно-экономическая», людям нужна самостоятельная политика, усиление роли России в мире и реализация патриотических запросов, отмечает социолог: «Экономический фактор – вторичный, он оказывает влияние, но надо понимать, что Путин – именно тот руководитель, на которого как раз и возлагают надежды по улучшению экономической ситуации». 

Но ВЦИОМ, как известно, является прокремлевской социологической службой. А вот у более-менее независимого «Левада-центра» оценки насчет отношения россиян к Путину не столь «восторженные». 

Путин сохраняет прежний уровень поддержки, соглашается замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин. Однако роста доверия и «консолидации вокруг президента всех здоровых сил общества» опросы «Левада-центра» не фиксируют, оговаривается он. 

Уровень поддержки в дальнейшем будет зависеть от многих обстоятельств, в том числе от ситуации в экономике, но у Путина есть разные механизмы реакции на случай снижения рейтингов, подчеркивает социолог: даже падение доверия к институтам власти работает на повышение доверия к президенту как выразителю воли народа, поэтому обеспечить привлекательность фигуры Путина в глазах населения можно при любом раскладе. На это играет и неожиданная демонстрация силы – как в Сирии, когда «вместо хлеба россияне всю зиму питались зрелищем полета ВКС и российских ракет», – и переключение на внутренние проблемы, когда Путин, «как серфингист, скользит с одной волны на другую», что позволяет ему держаться на поверхности с высокими показателями, приводит примеры Гражданкин. Наконец, на случай падения рейтингов у президента есть Общероссийский народный фронт, который, «как бронепоезд, пока стоит на запасном пути», резюмирует он. 

Надо сказать, что не просто сохраняющийся, но даже растущий рейтинг Путина (если ВЦИОМ не врет), свидетельствует лишь об одном — об «эффективности» оболванивания россиян лживой кремлевской пропагандой. Впрочем, ответственность с самих россиян данное обстоятельство снимает лишь частично, поскольку они, по большому счету, и сами рады своей деградации. 

Напомню, в феврале текущего года социологи ВЦИОМа сообщили, что отношение россиян к Украине по прошествии двух лет после «Евромайдана» ухудшается. 

А в конце марта ВЦИОМ объявил об убежденности большинства россиян в том, что украинская летчица Надежда Савченко должна «сидеть»

В общем, правы те эксперты, которые утверждают, что российский народ стремительно деградирует

При этом надо сказать, что массовая народная поддержка фюреров в фашистских режимах — дело обычное. Так было до самого последнего момента в фашистской Германии в прошлом веке, теперь то же самой наблюдается и в России. А в том, что сейчас Путин создал в России фашистский режим, нет никаких сомнений.