воскресенье, 10 апреля 2016 г.

Голландцы дали себя оболванить Москве - The Washington Post

Многим известно, что российское правительство оказывает материальную и моральную поддержку экстремистским политическим группам в Европе. Канцлер Германии Ангела Меркель попросила немецкие службы безопасности проверить степень влияния России на немецкие интернет-издания. Марин Ле Пен, лидер ультраправой парии «Национальный фронт», получила средства у одного российского банка, чтобы профинансировать свою партию, и, по некоторым сообщениям, просит дать ей еще денег.

Однако до референдума в Голландии, который состоялся на прошлой неделе, у нас не было наглядного примера того, как именно Россия оказывает влияние на результаты голосования в Западной Европе. Этот референдум — первый референдум, который проводился в соответствии с новым законом — состоялся, когда на одном популистском сайте, где часто публикуются сфабрикованные материалы и различного рода утки, было собрано более 300 тысяч подписей под соответствующей петицией. Редакторы этого сайта искали скандальную тему — любую — и они ее нашли: в среду, 6 апреля голландцев попросили выразить свое отношение к подписанию европейского торгового соглашения с Украиной — того самого соглашения, к которому стремились и за которое украинцы умирали в феврале 2014 года. 

Если оглянуться назад, кажется довольно странным, что этот договор, призванный ускорить развитие торговых связей и сотрудничества между Украиной и Европой, вообще стал предметом споров. Это длинный технический документ, в котором более тысячи страниц весьма специфического текста. Это соглашение уже вступило в действие 1 января. Оно не уникально и не слишком интересно: Евросоюз заключил множество подобных соглашений — с Чили, Иорданией и другими странами. И если говорить о тех голландцах, которые решили выразить свое отношение к этому документу, вряд ли было бы ошибкой сказать, что прочитали его единицы. Один из инициаторов референдума рассказал одному моему знакомому украинскому журналисту, что он не читал этот документ и не собирается — но «не принимайте это на свой счет».

Несомненно, у голландских ультраправых и ультралевых партий свои цели. Они воспользовались этим голосованием, чтобы подорвать позиции правоцентристского, экономически либерального правительства страны и активизировать своих антиевропейских сторонников. И им это удалось: в среду, 6 апреля, явка составила 32% — этого достаточно, чтобы считать итоги референдума законными — и две трети его участников проголосовали против ратификации соглашения.

Сколько из этих людей поддались влиянию российской дезинформации? Трудно сказать, хотя за последние несколько лет объем этой дезинформации  в Голландии нарастал, и темпы этого роста увеличились в последние несколько месяцев. В основном она была направлена на то, чтобы вызвать неуверенность и страх перед несуществующей украинской угрозой. Множество заголовков, тем и даже фотографий, направленных против ратификации соглашения, были взяты непосредственно с российских пропагандистских сайтов Russia Today и «Спутник». Согласно данным опроса, на который сослался один чиновник украинского Министерства иностранных дел, 59% из тех, кто проголосовал против соглашения, назвали причиной такого решения тот факт, что Украина — коррумпированная страна; 19% считали, что именно Украина виновна в крушении самолета MH-17, который на самом деле сбили пророссийские сепаратисты над территорией Украины; 34% посчитали, что ратификация этого соглашения гарантирует Украине членство в Евросоюзе. Разумеется, два последних довода абсолютно ошибочны. Первый довод, хотя он и верен, вряд ли можно считать рациональным аргументом против соглашения, которое призвано в том числе активизировать борьбу с коррупцией в Украине.

Помимо этого кампания в целом оказалась довольно сумбурной. Сторонники ультраправых вышли на митинги против соглашения с палестинскими флагами. Ультраправые партии делали акцент на мусульманских иммигрантах. Голландское правительство, обязанное субсидировать агитационные кампании различных партий, выделило деньги в том числе группе, которая напечатала украинские национальные символы на туалетной бумаге, а также защитникам животных и противникам атомной энергии. Ирония заключается в том, что голландские ультраправые группы использовали коррупционные методы, чтобы бороться с коррумпированной Украиной, и получили значительные средства под ложными предлогами.

Правительство Голландии не стало принимать участие в этой кампании. За месяц до голосования я встретилась в Амстердаме с двумя голландскими чиновниками, которые, как мне показалось, очень боялись ультраправых СМИ. Они не хотели, чтобы их критиковали, чтобы их высмеивали в таблоидах, чтобы хулиганы кричали на них на улицах. Мне сказали, что правительственное большинство довольно незначительно. Они признались, что вокруг много лжи, но что они не хотят рисковать и исправлять тех, кто эту ложь распространяет.

Пока неясно, что будет дальше. Этот референдум носит консультативный, а не обязывающий характер. Соглашение, которое было одобрено 27 странами, уже нельзя пересматривать с нуля. Несомненно, какое-нибудь решение будет найдено, но каким бы оно ни было, его значение не сможет сравниться со значением того урока, который нам только что преподали: малочисленные меньшинства озлобленных людей, если они умело организованы, способны перекричать разобщенное, апатичное, напуганное центристское большинство Западной Европы — и Россия готова им в этом помочь. В этот раз ставки были не слишком высокими, но в следующий раз они могут оказаться гораздо выше: ультраправые теперь стали самой мощной политической силой в Нидерландах. Нам уже преподали подобный урок в 1930-х годах, но, по всей видимости, мы не до конца его усвоили.


Энн Эплбаум, The Washington Post 

Напомню, уже на следующий день после референдума я писал, что голландцы проголосовали против Украины, благодаря Путину и Порошенко

Также согласна, что вина лежит не только на Кремле, но и на коррумпированном президенте Порошенко, нардеп Светлана Залищук. Она, в частности, предупредила перед голосованием, что «офшоры Порошенко чреваты фиаско Украины на референдуме в Нидерландах». И оказалась права.