суббота, 16 апреля 2016 г.

Дежавю: Порошенко снова предал украинскую революцию - The Economist

Легко прийти в отчаяние относительно Украины. Эта раздираемая войной страна в течение почти двух месяцев находилась в состоянии политического кризиса. «Революция Достоинства», в результате которой два года назад было свергнуто коррумпированное и авторитарное правительство президента Виктора Януковича, не принесла никаких революционных изменений.

Коррупция, по-прежнему, процветает. Ключевые реформы не доведены до конца. Разделение властей между президентом и премьер-министром продолжает оставаться туманным. Позиции олигархов все еще сильны, а старые политические лица меняют свой имидж. Иностранная помощь заморожена. А интриги вокруг формирования нового правительства кажутся до боли знакомыми.

10 апреля, после нескольких недель колебаний, премьер-министр Арсений Яценюк, популярность которого обрушилась вместе с падением жизненного стандарта, предложил свою отставку. Результаты его двухлетнего пребывания на этом посту являются неоднозначными. Его правительству удалось повысить абсурдно низкие цены на газ для населения Украины, а также сократить зависимость страны от российских поставок. Государственные закупки — большой источник коррупции — стали более прозрачными. Однако деятельность его правительства была омрачена коррупционными скандалами и торможением реформ.

За предложением г-на Яценюка об уходе в отставку последовали разборки и закулисная политическая торговля. Возникшие разногласия наглядно свидетельствуют об отсутствии на Украине ответственной элиты. 14 апреля Рада, украинский Парламент, проголосовала за образование нового правительства во главе с Владимиром Гройсманом, спикером Парламента и близким союзником президента Петра Порошенко. Александр Данилюк, бывший консультант компании McKinsey, получил пост министра финансов. Новая администрация поддерживается тонкой коалицией между «Блоком Петра Порошенко» и партией г-на Яценюка, представители который, несмотря на жалкие рейтинги, сохранили ключевые посты, в том числе пост министра внутренних дел.

У тех, кто следит за событиями в Украине, невольно возникает ощущение дежавю. 12 лет назад после Оранжевой революции начался период плохого управления бывшего президента Виктора Ющенко. В то время г-н Порошенко, бывший одним из любимых друзей г-на Ющенко, воплощал собой предательство революционных надежд. Однако, по крайней мере, в одном аспекте нынешняя ситуация отличается от того, что было раньше — энергия Революции Достоинства еще не растрачена. Вместо этого она была подхвачена гражданским обществом. При международной поддержке украинские гражданские группы пытаются заставить правительство выполнять данные во время восстания на Майдане обещания относительно реформирования коррумпированной олигархической постсоветской системы.


На одной из киевских улиц, расположенной параллельно зданию президентской администрации, десятки молодых активистов формируют новое, европейское по стилю государство, создают параллельные институты и предлагают проекты законов, которые затем проталкиваются через Парламент. Около 50 ведущих некоммерческих организаций (НКО) образовали коалицию с довольно странной звучащим по-английски названием «Реанимационный пакет реформ», участники которой занимаются продвижением законов, организацией протестов, мониторингом реформ, а также проводят еженедельные встречи с членами Парламента.

В коалицию «Реанимационный пакет реформ» (РПР) входят два десятка групп, обладающих опытом проведения реформ в таких областях как децентрализация и борьба с коррупцией. «Мы обладаем реальным влиянием», — говорит Вадим Миский, 26-летний организатор РПР, находившийся на Майдане два года назад. Эти сеть включает в себя независимые средства массовой информации, а также около 40 членов Парламента, называющих себя еврооптимистами. Многие из этих молодых активистов, вдохновленные успехом реформ в Грузии в середине 2000-х годов, объединяются вокруг Михаила Саакашвили, бывшего президента Грузии и нынешнего губернатора Одесской области, который в настоящее время находится во главе национального антикоррупционного движения.

В отличие от грузинских реформ, которые активно поддерживались сверху, изменения в Украине не столь очевидны. Тем не менее, они обладают широкой поддержкой. Дарья Каленюк, глава Центра противодействия коррупции, одного из участников РПР, считает, что одной из причин, по которой ситуация с коррупцией, вероятно, становится все хуже, является то, что этот вопрос получает более широкое освещение в прессе, чем это было в период правления г-на Януковича. «Мы создали токсичную среду для коррумпированных украинских чиновников, занимавшихся воровством в течение последней четверти века», — подчеркивает Севгиль Мусаева-Боровик, редактор онлайновой газеты «Украинская правда».

Хотя гражданское общество одержало несколько важных побед в информационной войне, главная борьба ведется по поводу правоохранительных органов. Хотя активисты украинского гражданского общества и не способны разрушить такие коррумпированные структуры как Генеральная прокуратура (согласно опросам, она вызывает еще меньше доверия, чем извергающие пропаганду российские телеканалы), они помогают создавать параллельные институты.

В нескольких городах образованы новые полицейские силы для того, чтобы заменить старые и коррумпированные формирования. Существует также Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), которое имеет возможность проводить расследование дел о коррупции на высоком уровне, а также новая антикоррупционная прокурорская служба и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, в задачу которого входит проверка деклараций о доходах правительственных чиновников. Гражданские активисты пытаются изменить правила, по которым проводятся выборы, они хотят ограничить частное финансирование избирательных кампаний и предотвратить возможность превращения политических партий в пуделей олигархов.

Победа движения гражданского общества в Украине отнюдь не гарантирована. Частично исход борьбы будет зависеть от усилий западных доноров, направленных на укрепление строгих правил относительно использования тех средств, которые они направляют на Украину. Образование НАБУ являлось одним из главных условий предоставления Международным валютным фондом кредита в размере 17 миллиардов долларов, который был заморожен из-за опасений относительно коррупции. Украинское руководство, в огромной мере зависящее от иностранной помощи, имеет ограниченное пространство для маневра.

Гражданские активисты и следователи НАБУ — они прошли строгий отбор, были подготовлены западными специалистами по борьбе с мошенничеством и получают хорошую заработную плату — неизбежно вызывают противодействие со стороны старой системы. Генеральная прокуратура, которую до недавнего времени возглавлял Виктор Шокин, протеже г-на Порошенко, отказывается передавать информацию НАБУ, а также выдвинула обвинения против Центра противодействия коррупции. «В стране, где чиновники крадут суммы, составляющие проценты ВВП, всегда будут происходить борьба, — говорит г-жа Каленюк. — Мы были готовы к этому». 


Редакторская статья, The Economist (Великобритания), 16 апреля

Мой комментарий к этой публикации будет очень краток. Я еще 5 февраля написал статью под заголовком «Дежавю: Порошенко предал первый Майдан, предал и второй»...

Фото из сегодняшней публикации в The Economist