понедельник, 18 апреля 2016 г.

Западу не надо поддерживать коррумпированную власть Украины - Bloomberg

Новый украинский кабинет, одобренный парламентом в четверг, 14 апреля, интересен не столько тем, кто именно вошел в его состав, сколько тем, кто в него не попал. Эксперимент Украины с приглашением в правительство реформаторов из-за рубежа и профессионалов из частного сектора официально завершился, не принеся никаких положительных результатов.

Президент Петр Порошенко поручил своему давнему союзнику и протеже, бывшему спикеру парламента Владимиру Гройсману, сформировать новое правительство. В результате образовался кабинет, в который в основном вошли верные Порошенко люди. Непопулярный президент продолжает консолидировать власть, используя те же методы, которые когда-то использовал его неудачливый предшественник Виктор Янукович. Хотя в процессе ведения переговоров Гройсман, по слухам, несколько раз заявлял о том, что он откажется от поста премьер-министра, если его условия не будут выполнены, эти сообщения стоит рассматривать с определенной долей скептицизма: Порошенко хочет, чтобы Гройсман выглядел независимым политиком, и не в последнюю очередь в глазах Вашингтона, который в последнее время с подозрением относится к попыткам украинского президента монополизировать власть.

Гройсман был популярным мэром Винницы — базы кондитерской империи Порошенко, компании Roshen. Гройсман отремонтировал дороги, убедил власти Цюриха подарить Виннице 100 трамваев, находящихся во вполне приличном техническом состоянии, которые этот швейцарский город готовился заменить новыми, сделал бюрократический аппарат более ориентированным на нужды жителей города и убедил Порошенко построить красивейший музыкальный фонтан посреди реки Южный Буг, протекающей через город. Но члены семьи Гройсмана также владеют крупным торговым центром в Виннице, выстроенным в то время, когда Владимир был мэром города, за который семья Гройсмана так не выплатила долги. Новый премьер-министр — это типичный украинский политик, способный и изворотливый, но при этом преследующий исключительно свои личные интересы.

В новый кабинет вошла пара человек, с которыми в прежние времена он работал в Виннице: один из них стал вице-премьером, ответственным за сепаратистские области на востоке Украины, а другой стал министром социального обеспечения. В новый кабинет также вошло множество опытных украинских политиков и чиновников, которые процветали при прежних режимах, а также парочка ветеранов «Революции достоинства» 2014 года и несколько союзников бывшего премьер-министра Арсения Яценюка — его награда за то, что он позволил Порошенко сформировать удобный кабинет и избежать досрочных парламентских выборов.

Однако кабинет навсегда покинули те иностранцы и инвестиционные банкиры, которые попали в правительство Яценюка по инициативе главы администрации Порошенко Бориса Ложкина, бывшего магната в области издательского дела (признаюсь, я работал на Ложкина в Киеве в 2011-2012 годах, прежде чем он подался в политику). Глава администрации воспользовался услугами специалистов по подбору кадров, чтобы найти нужных ему профессионалов, а Порошенко предоставил им украинское гражданство, чтобы они могли занимать должности в правительстве.

«Идея заселить правительство иной формой жизни на самом деле принадлежала мне, — сказал мне Ложкин в ходе прошлогоднего интервью. — Нужно было найти совершенно иной набор генов, чтобы изменить систему». Однако литовский предприниматель Айварас Абромавичюс и американский венчурный инвестор Наталья Яресько покинули кабинет, как и министр здравоохранения, ранее приглашенный из Грузии.

Иван Миклош, бывший министр финансов Словакии, мог бы стать единственным иностранцем в кабинете Гройсмана. Команда Порошенко долго вела с ним переговоры и даже подготовила новый закон, который позволил бы ему сохранить словацкое гражданство, однако Миклош дал согласие только на роль советника.

Примечательно также и то, что в кабинете Гройсмана нет и звезд украинского частного сектора, которые пошли на государственную службу после революции. В его состав не вошел бывший министр инфраструктуры Андрей Пивоварский, в прошлом финансист, который попытался реформировать устаревшую и коррумпированную транспортную индустрию Украины и который ушел в отставку в декабре после безуспешных попыток обеспечить достойную зарплату членам своей команды. Дмитрий Шимкин, бывший глава украинского отделения компании Microsoft, а ныне заместитель главы администрации президента, получил предложение занять должность вице-премьера по реформам, но отказался, сказав, что он мог бы стать частью технократического кабинета, но не политического. Сам Ложкин тоже отказался от предложенной ему должности в кабинете.

Единственной настоящей звездой нового кабинета, обладающей опытом работы в частном секторе, стал бывший консультант компании McKinsey и бывший заместитель Ложкина Александр Данилюк, который занял пост министра финансов.

Период с конца 2014 по начало 2015 года был романтическим временем для людей, родившихся в Украине и получивших образование на Западе. Профессионалы, получавшие достаточно высокие гонорары, были готовы прервать свои личные карьеры и работать практически даром, рискнув самым дорогим, что у них было — будущим Украины и своей репутацией. Когда в тот период времени я разговаривал с только что назначенными министрами, они рассказывали об ужасающих масштабах коррупции в государственном секторе Украины и чрезвычайно низком качестве управления, однако они четко понимали, что именно они хотят сделать, чтобы исправить ситуацию.

Как вместе, так и порознь они не смогли изменить прогнившую постсоветскую систему. Они узнали на своем личном опыте, что Украина — это страна, где политический и бюрократический истеблишмент мастерски умеет делать так, чтобы иностранцы выглядели и чувствовали себя глупцами. Они больше не хотели и не могли плыть против течения.

«В новом правительстве нет ни одного экспата, — написал депутат Мустафа Найем, который пришел в парламент в период романтического подъема, приведшего множество иностранцев в украинский кабинет. — Их вытеснили за нежелание играть по старым правилам».

Хотя он полагает, что в этой системе еще остался десяток крепких специалистов, которые способны подхватить реформаторский флаг романтиков, лично я считаю его оптимизм беспочвенным. Те, кто управляет такими постсоветскими системами, как Украина, не менее умны и талантливы, чем представители частного сектора, стремящиеся к переменам. Просто эти люди руководствуются в первую очередь своими интересами, а не общественным благом. А это настолько сильная мотивация, что любые реформы будут проваливаться до тех пор, пока самоотверженные романтики не займут большинство мест в правительстве — такое довольно трудно представить — или пока более продвинутые страны не начнут вмешиваться в ситуацию гораздо активнее, чем они это делают сейчас.

После утверждения кабинета Гройсмана у Порошенко состоялся телефонный разговор с вице-президентом США Джо Байденом, который заверил его в том, что США продолжат оказывать поддержку Украине. Однако эта поддержка США сейчас настолько же неуместна, насколько неуместной была та помощь, которую президент России Владимир Путин оказывал Януковичу накануне его свержения.


Леонид Бершидский, Bloomberg (США)

Бершидский, безусловно, прав в том, что Западу нужно прекратить оказывать финансовую поддержку Украине, пока ею правит коррумпированная власть во главе с Порошенко.

Однако обозреватель ошибается в утверждении, что Байден якобы пообещал Гройсману непременное продолжение оказания помощи.

Нет, вице-президент во время телефонных разговоров в минувший четверг и с Порошенко, и с Гройсманом предупредил их обоих, что финансирование Запада возобновится лишь в случае, если Украина продемонстрирует реальную борьбу с коррупцией. Только у Порошенко затем переврали этот разговор

Кроме того, довольно четко озвучили это же жесткое условие глава МВФ Лагард и канцлер Германии Меркель на совместной пресс-конференции 5 апреля, реагируя так на разразившийся в те дни «панамагейт», в который вляпался и Порошенко.

Также довольно внятно сказал 12 апреля о необходимости продемонстрировать реальные реформы ради получения финансовой помощи от США и действующий американский посол Пайетт. 

Так что я, например, не жду возобновления кредитования Украины со стороны Запада (от МВФ, прочих финансовых институтов и западных стран) до тех пор, пока президентом будет оставаться Порошенко.