суббота, 9 апреля 2016 г.

«Слепой траст» Порошенко — это полная туфта

Ответственность за президентскую "офшорную историю", краюшек которой показался из панамских закромов Mossack Fonseca, в итоге перекладывается на консалтинговые и юридические компании — люди рынка, не политики, не учли репутационных рисков. И правда, сидя в кресле народного лидера, офшоры на свое имя регистрируют разве что вожди племен. И ошибка это или жадность, не нам судить.


Об этом пишет Юлия Самаева в статье «Что не позволено Юпитеру», опубликованной в свежем выпуске «Зеркала недели». 

В данном материале она лишний раз объясняет, почему «слепой траст», в управление которого Порошенко недавно передал свою компанию «Рошен» - это не более чем фиговый листок.

Как объясняется в статье, траст является безотзывным и "слепым". То есть управляющая компания не сможет его самовольно отменить, а выгодоприобретатель, в данном случае Порошенко, не имеет права получать от управителя и любых лиц, связанных с трастом, информацию о его активах и состоянии бизнеса. Трастовый договор не может быть разорван до того момента, пока Петр Алексеевич остается президентом Украины. Зато может быть разорван, и наверняка будет, по окончанию его президентского срока.

При этом всем понятно, что между трастом и продажей нельзя поставить знак равенства, отмечает автор. 
 
«Номинально активы переданы в управление третьему лицу, но первое лицо нашего государства уж точно не забудет, что это все еще его активы. Соответственно, никуда не исчезают мотивы, по которым президент хотел от них избавиться. Ведь речь, прежде всего, шла об уходе от конфликта интересов. Но если бизнес принадлежит президенту, пусть даже через траст, это не умаляет его желания за счет президентских возможностей укреплять активы, чтобы после каденции вернуться к управлению возросшим за это время бизнесом. Мы же не предполагаем всерьез, что глава государства вручную управляет кондитерскими фабриками, стекольным заводом, страховой компанией и спортивным клубом? Для него это делают менеджеры, а они, как и реальный собственник этих предприятий, после перехода в траст не изменятся, как и не оборвутся их прямые контакты с конечным бенефициаром, которые не где-то там, а тут в Украине», - пояснила Самаева. 
 
И добавила, что в целом Порошенко никогда не выпускал из рук свой бизнес, лоббируя и продвигая интересы своего бизнеса, будучи и депутатом четырех созывов, и секретарем СНБО, и министром иностранных дел, и министром экономики. 
 
«Оглядываясь на его карьеру государственного служащего и политика вообще не понятно, когда он успевал развивать компании и создавать оффшоры не входя в конфликт интересов и не нарушая закон? История с невозможностью продажи бизнеса и передачей его в траст является закономерным продолжением его предыдущей деятельности», - констатировала автор публикации.

Хочу в этом месте напомнить, что я еще 15 января — на следующий день после заявления Порошенко о «слепом трасте» - указал, что «это всего лишь очередная попытка пустить пыль в глаза и запудрить мозги народу с целью не выполнять обещание, торжественно данное украинцам еще на Майдане два года назад о продаже своего бизнеса в случае победы на президентских выборах». 

Вот, как я тогда аргументировал: «Даже не управляя непосредственно своим предприятием, президент Порошенко и его соратники (в АП, правительстве, Генпрокуратуре, Нацбанке, Верховной Раде и т. д.) при желании смогут все равно прямо или опосредованно содействовать успешности работы компании «Рошен». А такое желание у Петра Алексеевича, конечно же, будет. Поэтому его «Рошен» даже под управлением «слепого траста» будет усиленно оберегаться прокуратурой, фискальными службами, судами, санэпидемслужбами, пожарниками и т. д. В банковской системе «Рошену» будет непременно удаваться находить дешевые кредиты (кстати, Порошенко вчера на пресс-конференции усиленно нахваливал госпожу Гонтареву). Вопросы по экспорту-импорту компанией «Рошен» будут активно решаться на таможне, в Минэкономики и МИД. И т. д., и т. п. Кроме того, нынешние руководители «шоколадной империи» Порошенко назначались ведь на эти должности им же. И они прекрасно понимают, кто является главным хозяином. Тем более, что после завершения президентства Порошенко снова станет боссом не только де-факто, но и де-юре». 
 
Сейчас и Самаева, да и очень многие другие эксперты приводят, в принципе такие же агрументы, как я четыре месяца назад. 
 
В сегодняшней статье в «Зеркале недели» Самаева акцентирует внимание на еще одном очень важном моменте. Она напоминает, что почему-то Порошенко и его юристы-финансисты говорят сейчас в привязке к «слепому трасту» только про кондитерскую компанию «Рошен», тогда как у президента есть еще много других бизнесов. 
 
В публикации указывается, что кроме концерна "Рошен", Порошенко является конечным бенефициаром обширного перечня предприятий, а в некоторых случаях и владельцем существенного участия компаний. Тем не менее и в материалах Международного консорциума журналистских расследований, и в разъяснениях юристов президента, и в заявлении Ротшильдов настойчиво звучит формулировка "кондитерский бизнес". А что будет с аграрным бизнесом, медиа-бизнесом, промышленными объектами, масштабными строительными проектами? Аграрные предприятия президента, например, ничуть не уступают по своим масштабам кондитерским, но войдут ли они в траст? Чтобы не получилось так, что корпорация "Рошен" будет в "слепом" трасте, а все остальное — в трасте "желудочном".

В статье приводится перечень других активов Порошенко:
И это правильный акцент. Тем более, что как вчера рассказали журналисты программы "Схемы", у Порошенко много офшорных компаний, которые он использует уже давно — с целью уклонения от уплаты налогов. 

Можно не сомневаться, что все принадлежащие Порошенко предприятия, перечень которых привело сейчас «Зеркало недели», работало все прошлые года и работют сейчас именно с использованием различных офшорных схем.

Также хочу сейчас напомнить, как еще в ноябре прошлого года редакция «Нового Времени» (ранее в составе докурченковского Корреспондента) и Dragon Capital обнародовали очередной рейтинг, согласно которому активы всех бизнесменов первой десятки из ТОП-100 самых богатых украинцев резко упали в цене. Кроме одного - президент Порошенко поднялся в списке с девятого на шестое место после того, как его бизнес за год подрос в цене на 20%. 

В комментариях к той публикации я, в свою очередь, напомнил, что согласно декларациям Порошенко, его доход в 2014 году вырос в 7 раз, о чем «с удивлением» рассказали многие СМИ — в том числе зарубежные.  Прибыль же  киевского «Рошен» взлетела за позапрошлый год в 9 раз. А активы Международного инвестиционного банка, основным акционером которого является президент Порошенко, за первые три квартала 2015 года выросли на 47% - до 4,7 миллиардов гривен. 

В общем, сейчас уже стало, надеюсь, очевидным для всех думающих людей, что даже получив президентскую булаву после кровавого Майдана и в условиях войны в стране Порошенко остался тем, кем он был всегда - типичным барыгой-олигархом. А свою высокую должность он использует, в первую очередь, для личного обогащения...