четверг, 17 марта 2016 г.

За забором резиденции Путина 20 семей россиян живут в конюшне — Радио Свобода

Официальная резиденция президента России – усадьба Ново-Огарево, расположенная возле села Усово. Само село начинается прямо за забором резиденции и входит в состав сельского поселения Барвихинское. Здесь, помимо первых лиц, живут высокопоставленные чиновники и звезды шоу-бизнеса, но ближайшие соседи президента не относятся ни к тем, ни к другим. Около двадцати семей живут рядом с забором резиденции в здании бывшей конюшни, построенной еще в XIX веке.

Резиденция Владимира Путина по всему периметру окружена серым пятиметровым забором с десятками камер. С юго-восточной стороны за небольшой оградой стоит двухэтажная синяя изба – местная начальная школа. Рядом – небольшой продуктовый магазин, единственный в районе, где можно закупиться по нормальным ценам. Неподалеку, на обочине, несколько разбитых и брошенных машин и ряд непонятных деревянных построек в половину человеческого роста. Если не знать, что находишься в пятистах метрах от главной загородной президентской резиденции в России, то кажется, что это небольшой поселок в не самом благополучном регионе.
Через дорогу от большого серого забора стоит невзрачное бежевое здание в два этажа. Во дворе сушится белье и гуляют беспризорные коты. Это – бывшая конюшня, построенная еще до революции. Позже конюшню обустроили и заселили сюда людей. Жилым это здание остается и до сих пор, хотя расселить его хотели еще тридцать лет назад. 

Как за каменной стеной

“У нас соседка даже Путину писала, ну туда, – говорит Галина Анатольевна Михеева. – Оттуда ответ пришел, что у нас проведен капитальный ремонт. Но ничего не было”. Рядом с президентской резиденцией эта фраза звучит даже комично. Мы с Галиной Анатольевной и ее соседкой Тамарой Алексеевной Снегиревой стоим на маленькой кухне коммунальной квартиры, которая находится на первом этаже здания. Пол – уложенные на землю деревянные доски. На стенах и потолке копоть, в кухне тесно – не помещается даже стол. Чувствуется сильная влажность. “У нас же фундамента нет – конюшня как-никак. Весной здесь сыро, а осенью блохи жрут”. Галина Анатольевна начинает быстро, по пунктам, перечислять все “прелести” жизни в бывшей конюшне. 
“На трубы и крышу деньги выделили – семь миллионов восемьсот тысяч рублей. Ну, крышу покрыли, а трубы – нет, так и не сделали”. Позже Галина уточняет: у соседей крыша уже течет. Обои в доме не клеят – нет смысла. От постоянной сырости они все равно отходят, так что стены в коридоре – просто голый бетон. 

Из окна видны высокий забор и старая церковь Спаса Нерукотворного Образа – она находится на территории резиденции. “Вон крыша его”, – Тамара Алексеевна показывает на второй этаж красивого здания за серым забором. До него от коммуналки метров двести. 

Тамара Снегирева живет здесь с 80-х годов. Раньше она работала врачом, а сейчас помогает соседям – делает уколы, когда надо, ведь до ближайшей поликлиники старикам добираться непросто.​ По словам местных жителей, в первый раз разговоры о расселении конюшни зашли еще в 1987 году, а затем то прекращались, то звучали вновь. Молодежь отсюда в основном уже разъехалась, кто в Москву, кто в регионы. Остались старики, которым деваться некуда.
"В последний раз нас расселять хотели в 2002 году. Мы собрали чемоданы, анкеты заполнили, кто куда хочет… Многие из этих людей уже умерли. Вот вчера опять из администрации приходили, но это перед выборами. На кладбище быстрее место получишь, два на полтора. Мы уже никому не верим. И вот живем у путинского забора. Неужели люди не видят?"

"Он ведь тут не ходит"

Сама усадьба Ново-Огарево была построена в XIX веке по указу великого князя Сергея Александровича, московского генерал-губернатора, пятого сына Александра II. Тогда же возвели и примыкающие к ней конюшни, в которых сейчас живут люди. В 1950-е Ново-Огарево получило официальный статус государственной резиденции, и там останавливались иностранные делегации. Примерно тогда же к конюшне пристроили второй этаж и переоборудовали ее в жилой многоквартирный дом. 

“Кортежи тут не ездят – они дальше выезжают. Только вертолеты летают без конца. Мы машем, но кто нас слушает или видит”, – разводит руками Тамара Снегирева.

Главный выезд из резиденции находится в Калчуге, примерно в километре от этой жилой конюшни. А рядом с коммуналками – ворота, которые, судя по всему, используются для персонала резиденции.

“Главное – тут тихо. А то теракты везде. Вон показали: подъехала машина к автобусу и взорвалась. Взорвать ведь где угодно могут – назло Путину. Жалко его – все что хочешь могут сделать ему… Старается для нас. А он ведь тут не ходит, люди его ему дали бумажку – он чего, будет за каждым ходить проверять?” – говорит Галина Анатольевна.
"Он наш отец, рядышком живет, – смеется Мария Ивановна – еще одна жительница коммунальной квартиры. – Только вот не помогает это".
"А не посадят нас в тюрьму за интервью? – спрашивает напоследок Тамара Алексеевна. – Хотя я и не боюсь: там накормят".

Илья Кизиров, Никита Татарский, «Радио Свобода», 17.03.16

Напомню, как сообщалось в январе в российских СМИ, даже официальная бедность стремительно растет сейчас в России: доходы ниже прожиточного минимума, по данным Росстата, получают 20,3 млн человек (14,1%) — это 13 городов размером с Новосибирск, или 24,5 Краснодара. Больше бедных — и в количественном, и в процентном выражении — в России в последний раз было в 2006 году. Даже в 2008 и 2009 годах цифры были ниже теперешних.

«Бездарный Путин за 16 лет довел Россию до ручки», — справедливо подметил по этому поводу недавно известный российский экономист Владислав Иноземцев.