суббота, 2 января 2016 г.

Экономика РФ в 2016 году продолжит искать дно — Reuters

Российская экономика, проходящая испытание на прочность низкими ценами на нефть, войной на Украине, операцией в Сирии и обменом санкций с США, ЕС и новым врагом Турцией, в следующем году продолжит движение по наклонной вниз в сопровождении спада производства, инвестиционного кризиса, падения уровня жизни и доходов населения.

Возрастающие геополитические риски, неопределенность с ценами на нефть и вероятность непродуманных действий властей в ответ на экономические проблемы будут основными вызовами 2016 года, говорят аналитики и эксперты.

Они ждут, что правительство будет и дальше заниматься затыканием дыр в отсутствие единой экономической политики и неготовности к переменам накануне выборов, а за кризис заплатят бизнес и население, которые могут столкнуться с дальнейшим ростом нагрузки и ограничений.


«Я не вижу выученных уроков кризиса 2009 года. Мы как двоечники второй раз не выучили урок и получаем теми же граблями по лбу», — сказал главный экономист ПФ Капитал Евгений Надоршин.

«Режим ручного управления дает о себе знать. Ограничено количество рук, которые могут принимать решение, и они заняты сейчас. Одна приличная часть отвлечена на цели, вообще никак не связанные с экономикой. Другая — занята текучкой, тушением пожаров. Нет готовности и времени даже задуматься об экономической стратегии. Есть набор индивидуальных решений: этот прибежал — ему это надо, другой прибежал — ему то надо».

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ОТКЛАДЫВАЕТСЯ

 
Весь год чиновники разных мастей пытались нащупать дно падения российской экономики. Но не смогли — с октября экономика возобновила снижение, несмотря на успокоительные речи руководства страны о том, что худшее позади. А в ноябре тенденция усилилась.


«Последний квартал года перечеркнул наметившиеся в третьем квартале хрупкие позитивные движения в экономике. Можно отметить усиление рисков более глубокого спада», — приводятся в отчете ВЭБа слова главного экономиста Андрея Клепача, в недавнем прошлом замглавы Минэка.

Ноябрьские данные не учитывают возобновившийся в декабре спад цен на нефть и усиление геополитической напряженности.

«Эти факторы во многом говорят в пользу устойчивости негативной тенденции и заставляют пересматривать прогнозы на следующий год в сторону понижения», — отмечает Клепач.

Основной сценарий Минэкономразвития предполагает среднегодовую цену на нефть в 2016 году 50 долларов за баррель и небольшой рост ВВП на 0,7%. Консервативный сценарий ведомства основан на цене 40 долларов и означает продолжение рецессии — падение ВВП на 1,0%.

Центробанк менее оптимистичен — базовый сценарий ЦБ исходит также из цены 50% за баррель в 2016 году, но предусматривает падение экономики на 0,5-1,0%. В стрессовый прогноз заложена среднегодовая цена на нефть 35 долларов за баррель и предполагает снижение ВВП на 2-3%. Глава Банка России Эльвира Набиуллина в середине декабря признавала, что вероятность последнего сценария возросла.

ЕСЛИ НАСТУПИТ ЗАВТРА

 
Оценки аналитиков ближе к ЦБ — они прогнозируют второй год рецессии — падение от 0,5 до 2,5% в зависимости от цены на нефть по сравнению с ожидающимися 3,8% по итогам 2015 года. Промышленность, инвестиции, реальные доходы населения, а вместе с ними и потребительский спрос продолжат падать, хотя и меньшими темпами, чем в 2015 году.

Дмитрий Полевой из ING ждет, что при значительных рисках сохранения нефти на уровне 30-35 долларов за баррель среднегодовой курс рубля в 2016 году будет на уровне 80-85 рублей за 1 доллар, инфляция ускорится до 10% и более, а ЦБ будет вынужден держать или даже повышать ставку.

Приближение выборов в Госдуму и ограниченность ресурсов для бюджетной подпитки вынудит власть реагировать, и то, какой будет эта реакция, определит вектор дальнейшего развития, считает Полевой.

«Либо продолжится курс на дальнейшее огосударствление экономики с элементами мобилизационной модели, либо мы все-таки получим новый импульс в сторону либерализации или, как минимум, пересмотра ряда решений последних лет», — сказал он.

Наталья Акиндинова из Центра развития Высшей школы экономики прогнозирует минимум два-три года отрицательных темпов роста или в лучшем случае стагнации при условии отсутствия новых потрясений и ждет дальнейшего ухудшения положения граждан и бизнеса из-за недальновидной политики властей.

«Риски в том, что мы по-прежнему будем реагировать на политические вызовы непросчитанными ударами по российской экономике. В какой-то момент это может затронуть жизненно важные позиции», — сказала она.

Кроме того, есть большая вероятность, что в условиях ухудшения общей экономической ситуации и нехватки ресурсов власти будут принимать новые решения, увеличивающие издержки ведения бизнеса, аналогичные введению платы с грузовиков или торговых сборов, отмечает Акиндинова.

Акиндинова и Полевой ждут, что общий уровень разочарования населения из-за ухудшения качества жизни постепенно будет нарастать.

БЮДЖЕТНЫЕ РИСКИ

 
Возможностей для решения бюджетных проблем через ослабление национальной валюты будет немного, учитывая, что положительный эффект слабого рубля для поддержания нефтяных доходов рискует быть нивелирован негативными эффектами на инфляцию, реальные доходы, внутренний спрос и, как следствие, более глубокое падение ВВП и ненефтяных доходов казны вкупе с ухудшением потребительской и деловой уверенности, отмечает Полевой.

Минфин в следующем году продолжит тратить Резервный фонд на латание дыры в казне, израсходовав еще 2,1 триллиона рублей вдобавок к 2,6 триллиона по итогам 2015 года. Таким образом, по расчетам Минфина, к концу следующего года подушка безопасности похудеет до 1,0 триллиона рублей.

Однако бюджет посчитан из 50 долларов за баррель, и в случае, если цены на нефть останутся на текущем уровне, правительству придется выбирать между секвестром и окончательным проеданием резервов, либо искать дополнительные источники доходов.

Проблем добавляет ситуация с Внешэкономбанком, которому требуется докапитализация на 1,2 триллиона рублей, что может привести к росту дефицита бюджета до 4,5-4,7 с запланированных 3,0% ВВП.

В бюджете, скорее, среднесрочные риски, в краткосрочном плане идет медленное сползание, считает Акиндинова — «финансовые власти сохраняют трезвую голову и рубят хвост котенку по частям».

Наталия Орлова из Альфа-банка считает, что власти в следующем году не смогут удержаться от соблазна предвыборных подарков электорату, имея в виду дополнительную индексацию пенсий и зарплат, несмотря на решение их ограничить.

«Из-за приближения парламентских и президентских выборов… уже с середины будущего года расходный цикл, скорее всего, ускорится», — говорит Орлова.

К проблемам федерального бюджета могут добавиться сложности с исполнением региональных бюджетов, предупреждает Полевой.

НЕ ДО РЕФОРМ

 
В начале года во время экономического форума в швейцарском Давосе первый вице-премьер Игорь Шувалов говорил, что консолидация общества вокруг президента на фоне трений с Западом и низкие цены на нефть дают властям карт-бланш на откладываемые годами реформы.

Однако обещанные преобразования так и не начались и даже не были объявлены — власти предпочли реформам затыкание дыр и поиск резервов: утвердили антикризисный план на 2,3 триллиона рублей, продолжили третий год подряд конфискацию пенсионных накоплений, изъяли дополнительную прибыль у нефтяников.

«Во власти есть слой людей, который готов начать проводить реформы практически с завтрашнего утра, но тем не менее общий вектор, скорее, на ужесточение, укрепление существующих порядков, попытка сохранить управляемость и в рамках существующих правил игры собрать, централизовать как можно больше средств. Все то же затыкание дыр, но в рамках существующей конструкции», — считает Акиндинова.

Председатель совета директоров МДМ банка Олег Вьюгин отмечает, что краткосрочными мерами ситуацию не исправить — нужна единая стратегия хотя бы на пять лет вперед. Сейчас же такое понимание у правительства отсутствует полностью, а руководство страны продолжает кормить бизнес обещаниями «свободы».

«На встрече с представителями бизнеса (на прошлой неделе) президент сказал, что мы будем развивать свободу предпринимательства. Замечательно! Но мы это слышим уже давно и понимаем, где эта свобода блокируется, в каких местах. Поэтому желательно услышать что-то более глубинное, понять, за какую доминошку потянуть, чтобы вся пирамида начала двигаться», — сказал Вьюгин.

«У России есть абстрактная концепция глобальной державы и роли в мире. А вот экономической концепции нет. А без экономической концепции нельзя выработать успешную последовательную политику».

В следующем году, по мнению Вьюгина, Россия встанет перед развилкой — либо власти вспомнят об экономике, либо победит приоритет политических интересов:

«После того, как страна пойдет по одной из этих двух вилок, возврата назад не будет довольно длительный период времени».

Акиндинова допускает, что в следующем году правительство ради экономии может продвинуться в решении вопросов социальной поддержки граждан и переходе на адресность и пенсионной системы:

«Главная цель — не то чтобы система лучше работала, а чтобы меньше тратить, больше получать. Чисто фискальный вектор».

НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ

 
Нынешний кризис не похож на предыдущие — 1998 и 2008-2009 годов, когда после резкого спада следовал столь же быстрый рост, говорят аналитики, банкиры и чиновники.

«В прежние кризисы мы всегда видели одну и ту же картину — провал, дешевые активы, девальвация валюты и после этого приток инвестиций и восстановление. Сейчас совершенно новый феномен. Стоимость российских активов резко упала, а инвесторов не появилось серьезных. Это в первый раз такая совершенно иная по качеству картина», — отмечает Вьюгин.

Надоршин не видит условий для роста экономики внутри страны.

«Старт восстановления мог бы произойти либо через повышение эффективности — болезненную оптимизацию, сокращение количества неэффективных работников, высвобождение прибыли и направление ее на модернизацию, либо через капитальные вложения в создание новых мощностей. Но у нас нет длинных денег в экономике, а оптимизация не идет. Как мы будем расти?»

Акиндинова говорит, что структура экономики с опорой на сырьевой сектор сохранится, так как условий для замещения другими секторами нет.

Однако рассчитывать на восстановление нефтяных цен не стоит, предупреждает Вьюгин, добавляя, что дно падения котировок еще не пройдено.

«Мы перешли на новый уровень цен, более низкий, и перспективы его возвращения к уровню, который был в предыдущие годы, пока отсутствуют полностью. Это нужно принять как факт».

Руководство страны, похоже, пока не хочет в это верить.

«Испугалась ли власть нынешних низких цен на нефть? Нет, они верят, что произойдет отскок. Почему — непонятно. Не будут ничего делать, пока цены не продержатся на таких уровнях какой-то продолжительный период», — сказал глава одной крупной бизнес-структуры.




Напомню, еще в августе прошлого года опрошенные российскими «Ведомостями» эксперты высказали мнение, что «экономика России дошла до дна, но продолжит копать при падении цен на нефть». Как видим, так и вышло. Наверняка в 2016 году дно придется значительно углублять. 

О грядущем усилении экономического кризиса в России перед Новым годом заявил и авторитетный российский экономист, экс-глава Минфина РФ Алексей Кудрин. 

Ну а президент РФ Путин не так давно, напротив, утверждал, что пик экономического кризиса в России уже позади. Об этом и на многие другие темы он нагло наврал россиянам на «большой» пресс-конференции 17 декабря.