суббота, 19 декабря 2015 г.

Цугцванг Путина: лишенным хлеба россиянам мало только зрелищ - Deutsche Welle

Россияне достаточно спокойно восприняли новое падение курса рубля и, кажется, готовы терпеть "временные трудности". Но надолго ли хватит этого терпения?

В известном фильме по повести Булгакова "Собачье сердце" активисты буквально мучили жильцов, бесконечно повторяя заунывную песню: "Суровые годы уходят... за ними другие приходят, они будут тоже трудны". Россиянам впору выучить эти строки наизусть и петь их каждый новый год. За суровым прошлым годом, когда обвалился рубль, пришел 2015-й с его скачком цен и снижением доходов. А на пороге - новый, 2016-й, который, как предсказывают аналитики, начнется с дальнейшего падения цен на нефть и очередных экономических трудностей. 

Недавнее рекордное падение курса рубля по отношению к доллару не вызвало такой паники, которая была в прошлом году. Казалось бы, жители России уже притерпелись к новой экономической реальности, к неизбежности очередных проблем. Однако это не совсем так. Россияне терпят, но, что называется, стиснув зубы. Они болезненно реагируют на рост социально-экономических трудностей. Даже государственная социологическая служба зафиксировала резкое ухудшение в этом году социального самочувствия россиян, их оценки собственного материального положения и экономической ситуации в стране; снижение индекса удовлетворенностью жизнью, уровня социального оптимизма. 

Во всем мире экономические проблемы приводят к потере популярности власти. Россия демонстрирует парадоксально алогичную реакцию населения на кризис. Власть именно в кризисной ситуации бьет рекорды популярности. Люди не понимают причинно-следственной связи между своими материальными проблемами и политикой руководства страны, которую они в целом одобряют. По данным "Левада-центра", только четверть россиян убеждены, что кризис вызван преимущественно внутренними причинами, лишь треть респондентов считает, что правительство плохо справляется со своими антикризисными обязанностями.

Зрелища без хлеба

Народ еще со времен Древнего Рима требует от власти "хлеба и зрелищ". Когда у правителей заканчивался хлеб, они подкупали плебс новыми зрелищами. С хлебом, то есть с экономикой, у российских властей сейчас напряженка. Будучи не в состоянии обеспечить людям материальный достаток, они вынуждены постоянно устраивать для сограждан "гладиаторские бои" с новыми "врагами".


Путинский "телеколизей" всегда полон разгоряченной публикой. На нем - то доблестные донецкие трактористы и шахтеры мочат подлых "укропов", то российские летчики-герои бомбят коварных исламистов. Периодически, правда, происходят некоторые конфузы - "местные" трактористы оказываются бурятскими танкистами, а исламисты - мирными жителями, но перевозбужденные болельщики такие мелочи не замечают. Политика российских властей напоминает работу карманников. Пока государство очищает карманы граждан от излишков наличности, СМИ отвлекают их внимание душещипательными репортажами с очередной "маленькой победоносной войны".

Пустая шляпа фокусника

Но такие информационные манипуляции эффективны только в краткосрочной перспективе. Постоянно держать публику в напряжении, отвлекать ее внимание от насущных проблем очень трудно и затратно. Помимо полицейского кнута, для того, чтобы обеспечить лояльность стремительно беднеющего населения, нужен идеологический пряник, мотивирующий мириться с "временными" проблемами ради будущего процветания. У СССР была такая большая идея. Люди готовы были терпеть сегодняшнюю бедность и убогость жизни ради благоденствия в будущем коммунистическом "городе-саде". Вскоре после того как эта вера умерла, кончился и СССР.


У Путина нет притягательного проекта "лучшей жизни", позитивного образа будущего. Величие державы и другая ура-патриотическая демагогия, судя по опросам, людей волнует не слишком сильно. Они прежде всего хотят сытой и стабильной жизни для своих семей (как писал один патриотический автор об отношениях старой элиты и народа в 1917 году: "Мы им - "русский Царьград, крест на Святой Софии", а они - "жрать хотим").

Путинские власти не могут обеспечить себе массовую поддержку ни рациональными, ни идеологическим аргументами. Для них единственный способ удержаться - все новые и новые "военные триумфы". Аннексия Крыма уже исчерпала свой пропагандистский ресурс. Сирийско-турецкое патриотическое обострение тоже скоро надоест публике. В этой игре необходимо все время повышать ставки, увеличивать дозу пропагандистского наркотика. А на новые военные шоу у России просто нет экономических ресурсов. 

Со временем Путин может оказаться в роли фокусника, пытающегося вытащить из шляпы давно убежавшего от него кролика. Публика, ожидающая новых побед и чудес, поначалу посмотрит на него недоуменно, а потом начнет свистеть. Такого провала он боится больше всего, но, судя по последней пресс-конференции, ничего нового предложить уже не может. Чем закончится такой цугцванг, непонятно. Лишь бы обошлось без очередных авантюр, которые в нынешней ситуации могут стать для России фатальными. 

Автор: Игорь Эйдман, социолог, публицист, автор книг "Социология интернет-революции", "Новая национальная идея Путина".



Напомню, как сообщили на этой неделе социологи, россияне сполна ощутили кризис, тратят свои сбережения и перестают верить телевизору.


Поэтому отнюдь не напрасно Путин в последнее время боится, что у россиян скоро кончится терпение наблюдать за ухудшением их жизни — о чем рассказало на прошлой неделе агентство Bloomberg со ссылкой на осведомленные источники.