пятница, 11 декабря 2015 г.

Обама был прав, предсказав, что Путин в Сирии завязнет как в трясине — Bloomberg


Президент США Барак Обама, подвергающийся в США критике за свою стратегию в отношении «Исламского государства», оказался прав, когда предсказал, что кампания Путина в Сирии завязнет как в трясине.

Многие высокопоставленные российские руководители недооценили продолжительность операции по поддержке Башара аль-Асада, когда Путин вмешался в гражданскую войну в Сирии. Теперь уже никто не ведет разговоры о нескольких месяцах, а один чиновник заявил, что будет хорошо, если война не затянется на несколько лет.

Миссия в Сирии продолжается третий месяц. Путин отправляет туда боевую технику и живую силу такими темпами, каких не ожидали законодатели, уже столкнувшиеся с проблемами в финансовом обеспечении сирийской кампании. Падение нефтяных цен лишает страну доходов и продлевает первую за шесть лет рецессию в России, из-за чего Министерство обороны на этой неделе было вынуждено отложить некоторые программы по созданию новых систем вооружений.
«Эта операция продлится как минимум год, — сказал заместитель председателя комитета по обороне верхней палаты парламента Франц Клинцевич. — Я ждал большего от сирийской армии».

Распыление ресурсов

Первоначально Россия выделила на войну на весь 2016 год всего 1,2 миллиарда долларов, о чем заявил один осведомленный чиновник. Затраты составляли около четырех миллионов долларов в день до середины ноября, после чего Путин увеличил численность войск и боевой техники в Сирии. Затраты соответственно выросли до восьми миллионов долларов в день, составив в годовом исчислении почти три миллиарда долларов, о чем сообщает находящийся в Лондоне Королевский Объединенный институт оборонных исследований (RUSI).

Но Путин не может отступить, ведь он пообещал уничтожить «Исламское государство» за то, что оно 31 октября взорвало в небе над Синаем российский пассажирский самолет, уничтожив 224 россиянина.

Российский лидер также вступил в конфронтацию с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, которая приобретает все более личный характер. Путин обвиняет Эрдогана в поддержке «Исламского государства», заявляя, что Турция противозаконно покупает у него нефть, в то время как турецкий руководитель это отрицает. Когда Турция две недели тому назад сбила российский бомбардировщик, Путин назвал это «ударом в спину» и пообещал, что Эрдоган не раз пожалеет об этом.

«Путин будет вынужден вводить туда все больше и больше наземных сил, которые все чаще будут подвергаться нападениям. Таким образом, вероятность затягивания операции повысится, — сказал старший директор программ из Фонда Маршалла „Германия-США“ Йорг Форбриг (Joerg Forbrig). — Один год — это ни в коей мере не реалистично».

Советский упадок

Путин прекрасно осведомлен о том, насколько это рискованно — завязнуть в трудноразрешимом конфликте, как это произошло с Советским Союзом, когда он в 1979 году вторгся в Афганистан, чтобы подавить восстание, поддержанное США и Саудовской Аравией. Афганская война, унесшая жизни 15 000 советских солдат, истощила экономику страны как раз в тот момент, когда цены на нефть были низки, и стала предвестницей гибели глобального коммунизма.

Но чтобы не увязнуть в новой трясине, России нужен международный фронт против «Исламского государства», за что выступает Путин и его французский коллега Франсуа Олланд. Обама отказался объединиться с Россией в этой борьбе, хотя и умерил свои требования об уходе Асада. Теперь он говорит, что Асад должен отказаться от власти постепенно, сохранив армию и институты власти в целости и сохранности.

Госсекретарь США Джон Керри в среду заявил, что Россия «помогает» усилиям по налаживанию переходного периода в Сирии, хотя его российский коллега Сергей Лавров обвинил США и их союзников в содействии расширению «Исламского государства», так как они призывают к отставке Асада.

Обама подвергается критике со стороны Республиканской партии, которая заявляет, что он недостаточно активно борется с этой террористической группировкой, захватившей значительную часть Сирии и Ирака. По данным американских ВВС, действующая против «Исламского государства» коалиция во главе с США в ноябре сбросила 3 271 бомбу, то есть, максимальное количество за всю кампанию, длящуюся уже 16 месяцев.

Не застрять

«Я думаю, Путин понимает, что в условиях, когда еще свежи воспоминания об Афганистане, он просто не может застрять в этой неопределенно долгой и разрушительной гражданской войне, и это не тот итог, которого он добивается, — сказал на прошлой неделе в Париже Обама. — Возможно, в предстоящие месяцы мы увидим какие-то сдвиги в расчетах русских».

Может быть, но в данный момент эти русские строят расчеты о том, как максимально эффективно задействовать сирийские и российские войска на земле, в воздухе и на море, о чем говорит отставной генерал Службы внешней разведки Леонид Решетников, возглавляющий кремлевскую консультативную группу.

Судьба Асада не является «непреодолимым препятствием», но этот вопрос нельзя решать прямо сейчас, подчеркивает Решетников. «В данный момент мы должны сосредоточиться на борьбе против „Исламского государства“», — говорит он.

Изменения в стратегии

Сирийские войска при поддержке российской огневой мощи добились определенных успехов, скажем, прорвали двухлетнюю осаду важной авиабазы неподалеку от Алеппо, но Путин только сейчас начинает понимать, что разгромить ИГ посредством одной только авиации невозможно. Об этом говорит российский военный аналитик Антон Лавров.

Хотя Соединенные Штаты и их союзники жалуются на то, что Путин сосредоточился на защите Асада, а не на борьбе с «Исламским государством», в этой стратегии уже могли произойти определенные сдвиги. Россия все чаще выбирает в качестве целей нефтяные объекты группировки ИГ, а на этой неделе она впервые с начала операции нанесла ракетный удар с борта подводной лодки по Ракке, являющейся центром самопровозглашенного халифата.

В прошлом месяце Путин в два с лишним раза усилил авиационную группировку в Сирии, которая осуществляет бомбардировки, а также довел до 10 кораблей состав действующего там отряда ВМФ. Шесть из них находятся в Средиземном море, причем на борту одного размещена самая современная российская зенитно-ракетная система С-400, способная прикрывать всю территорию Сирии.

Увеличение численности войск

По данным исследователя RUSI Игоря Сутягина, сегодня в Сирии находятся пять тысяч российских военнослужащих, то есть, в два с лишним раза больше первоначальной группировки в две тысячи человек. Хотя Путин по-прежнему отрицает возможность проведения наземной наступательной операции, в сирийской армии уже работают сотни его советников.

Сегодня в российском руководстве правильно оценивают трудности, связанные с этой кампанией. Андрей Климов, являющийся заместителем председателя комитета по международным делам Совета Федерации, говорит об этом так: «Нам противостоят от 45 до 50 тысяч боевиков, обладающих боевым опытом. Это люди из Чечни и Афганистана, а также офицеры сирийской армии, которых мы сами подготовили. Это очень серьезный противник».

Илья Архипов и Генри Мейер, Bloomberg (США)


Напомню, президент Института восточного партнерства в Иерусалиме Авраам Шмулевич также указал еще в начале октября, что сирийская операция Кремля — это блеф, но блеф, за который Россия заплатит большую цену. В частности, он предупредил, что Путин не понимает, к какой катастрофе может привести его конфликт со значительной частью мусульманского мира.

А американский эксперт Мелик Кайлан тогда же предупредил на странцах Forbes, что Сирия станет Ватерлоодля Путина. «История вернется в 1980-е годы, когда слово «джихад» означало войну против России в Афганистане. В Сирии история совершила полный цикл и вернулась в ту точку, откуда все и началось. Поэтому есть все основания утверждать, что если кто-то и попал в капкан, то это русские», - написал он тогда.